RUS
EN
 / Главная / Публикации / Молочные реки Николая Верещагина

Молочные реки Николая Верещагина

Сергей Виноградов03.05.2018

Вышла в свет книга «Дело жизни» Николая Верещагина, изобретателя вологодского масла и старшего брата художника Василия Верещагина. Более ста лет экономические мемуары Верещагина считались утраченными. Автор, которого называют создателем новой для России XIX века отрасли маслоделие и сыроделия, менее чем в сотню страниц уложил подробную историю становления крестьянских молочных артелей в северных и центральных губерниях.

Цитаты и эпизоды из «Дела жизни» уже появились в научных изданиях Дании и Швейцарии, и вообще в последние годы в Европе (и нашей стране) ощущается интерес к дореволюционной российской промышленности. Деньги на издание книги «Дело жизни» собрали российские сыроделы, которые видят в верещагинском труде рецепты для эпохи импортозамещения.

Мемуары или пособие?

«Дело жизни» обнаружил в одной из старых библиотек Санкт-Петербурга московский историк и экономист Анатолий Гутерц, который много лет занимается исследованием личности и деяний старшего брата знаменитого художника. Книгу неправильно обозначили в каталоге, а потому многие годы она не привлекала внимания исследователей. Это был экземпляр специального издания для нужд Совета министров при Николае Втором.

Книга написана лёгким мемуарным языком, но содержит немало цифр и расчетов. Николай Верещагин описывает, как выйдя в отставку в должности военного мичмана «начал хозяйничать в своём родовом имении». Задумавшись над будущим устройством крестьян ввиду скорой отмены крепостного права, Верещагин решил сконцентрировать усилия на молочном деле. О том, почему предпочел его традиционному выращиванию зерновых и мясному животноводству, рассказывается на первых трёх страницах. Остальные – о том, как налаживал первые артели, как строил заводы и молочные школы, как объяснял и доказывал перспективы и преимущества молочного дела в глухих деревнях и столичных дворцах.

И ещё – у кого учился, кому сбывал и как победил антисанитарию в молочном деле, наладив производство вёдер и бидонов. В итоге артельное движение Николая Верещагина, названное журналистами тех лет «мужицкой промышленностью», стало крупнейшим в России тех лет. В него было вовлечено сотни тысяч крестьян в десятке российских губерний. «Всматриваясь ближе в условия сельского хозяйства нашего Севера, я не мог придумать никаких других способов к прочной его постановке, кроме того, который открывался, так сказать, при первом знакомстве с ним, и который выражался в восстановлении производительных сил земли», – писал Верещагин.

По словам Анатолия Гутерца, интерес к трудам Николая Верещагина со стороны учёных Дании и Швейцарии неслучаен – в XIX веке именно эти страны наряду с Россией были передовиками молочного производства в Европе. Причем про Верещагина пишут как историки, так и журналисты экономических изданий. Поиск будущего в прошлом – вполне европейских подход к развитию.

Верещагинское дело сегодня

Анатолий Гутерц презентовал книгу маслодела в Вологодской области, где Николай Верещагин начинал своё «дело жизни». Места для ученого знакомые, ведь в поисках сведений о верещагинских артелях он многократно бывал в тех губерниях, где когда-то старшего Верещагина знали лучше, чем брата-художника. Как ни странно, верещагинское «дело» и по сей день сохранилось если не в памяти народной, то в сундуках предков. В одной из деревень Ярославской области Анатолию Гутерцу подарили подлинный диплом за подписью Николая Верещагина, которым он награждал особо отличившихся работников. Его сохранили и пронесли через поколения потомки награждённого.

Читайте также: Василий Верещагин – первый евразиец?

Российских сыроделов, как рассказал один из инициаторов издания Сергей Серёгин, в книге привлекла её актуальность – проблемы остались теми же (сложности с хорошим молоком, кадровый голод), а верещагинские рецепты работают и сейчас. Предпринимателям импонирует сам бизнес-подход Николая Верещагина: он был противником слепого внедрения заграничных практик, предпочитая доводить до ума местное – от кормов и оборудования до пород коров. «Я питал глубокую уверенность в том, что на обширном пространстве нашего отечества, при 20 млн. голов рогатого скота мы можем найти свой молочный скот, более подходящий к нашим условиям», – пишет он. Считается, что ярославская и холмогорская породы во много обязаны своим существованием этой верещагинской уверенности.

Экономическое чудо

Книга Николая Верещагина пополнит коллекцию изданий по истории русского предпринимательства второй половины XIX века, которое в последние 10-15 лет называют не иначе как феноменом. Причём мировым. Фамилии крупных промышленников той эпохи, собственно говоря, всегда были на слуху. Но в массовом сознании предприниматель Савва Морозов оставался меценатом и «спонсором» большевиков, а инженер Николай Путилов – владельцем Путиловского завода, памятного своими забастовками 1917-го года, спустя 37 лет после смерти Путилова. А о банкире Степане Рябушинском многие помнят лишь то, что в его национализированный особняк поселили Максима Горького после возвращения в Советскую Россию.

Первые серьёзные книги о богатейших людях дореволюционной России вышли ещё в 1990-е годы. А в нулевые и 2010-е монографии и энциклопедии историков и экономистов о феномене русского предпринимательства середины и конца XIX века стали появляться в печати ежегодно. Авторы этих трудов, скрупулёзно изучившие становление того или иного производства, цифрами доказывали, как Россия после отмены крепостного права в короткий срок стала родиной экономического чуда и целого ряда ноу-хау, взятых на вооружение по всему миру.

«В Суоми очень чтят память Николая Ивановича, фактически музеефицируя одно из первых в стране металлургических предприятий, – рассказывает автор книги о Николае Путилове профессор Борис Усанов, побывавший на путиловских заводах в Финляндии. – Путилов для финнов не просто человек, давший их предкам новые рабочие места и тем способствовавший развитию экономики. Он для них кто-то вроде мага и волшебника, изменивший в лучшую сторону жизнь целого края».


Выяснилось, что русские предприниматели (многих из них происходили из семей разночинцев и крестьян) не только умеют учиться у западных экономистов, но и способны блестяще применять знания в местных условиях. Что они смелы, изобретательны и не признают непререкаемых авторитетов. И, наконец, учёным удалось доказать, что в конце XIX и начале XX века Россия была одной из передовых стран в проявлении, выражаясь современным языком, социальной ответственности бизнеса.

Так, автор книги «На Олимпе делового успеха: Никольская мануфактура Морозовых» Ирина Поткина рассказывает о том, как социальная политика Морозовых не на словах, а на деле учитывала насущные потребности рабочих, оставаясь твёрдой и принципиальной в вопросах, касавшихся развития производства. Во время Первой мировой войны правление Никольской мануфактуры ввело индексацию заработной платы рабочих и низкооплачиваемых служащих и ограничило доходы директоров, что явилось, как подчеркивает автор, социально справедливой политикой.

Социальная справедливость, при всей изменчивости и конъюнктурности бизнеса, во все века останется актуальной. А посему на успехах и ошибках предпринимателей дореволюционной поры можно учиться.

Также по теме

Новые публикации

Погода ненастная, время простудное, повсюду реклама лекарств от всевозможных болячек, и потому ипохондриков развелось великое множество. В литературе есть замечательный пример ипохондрика, обнаружившего у себя признаки всех заболеваний, о которых он прочитал в медицинском справочнике: герой романа «Трое в лодке, не считая собаки»…
17 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской наступательной операции советские войска освободили столицу Польши от немецко-фашистских захватчиков. Красной армии понадобилось несколько суток, чтобы изгнать гитлеровцев.
Как правильно говорить: «Белоруссия» или «Беларусь», «в Украине» или «на Украине»? Конечно, споры эти крайне политизированы, но мы обратимся к их лингвистической стороне. Быть может, знания из области истории языка помогут сторонникам радикальных точек зрения (с обеих сторон) системнее и глубже посмотреть на проблему.
Известный российский лингвист, инициатор создания и первый директор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина Виталий Григорьевич Костомаров недавно отметил 90-летие,но не оставляет свои научные исследования. Учёный рассказал «Русскому миру», почему русский продолжает оставаться одним из наиболее успешных языков мира и как советские вожди способствовали тому, что мы продолжаем говорить на языке, созданном Пушкиным и Карамзиным два века назад.
Россию и Ливан связывают партнёрские отношения вот уже 75 лет – с момента установления дипломатических отношений между нашими странами. Но эта связь началась гораздо раньше: более ста лет назад наши соотечественники приезжали в эти края, а некоторые из них описали их в художественных произведениях. Член Союза писателей Ливана Имадеддин Раеф решил восстановить эти произведения, которые сегодня имеют культурную и историческую ценность для Ливана.
Виктора Владимировича Виноградова без преувеличения можно назвать влиятельнейшей фигурой русской филологии. Будучи учеником таких авторитетных ученых, как А. А. Шахматов и Л. В. Щерба, В. В. Виноградов и сам со временем дал путёвку в жизнь многим выдающимся учёным-лингвистам.
Московский ансамбль народного танца «Гжель» встретил Новый год в Вероне и будет гастролировать по Италии почти до конца января. Часть декабря «Гжель» провела в Китае. Один из самых гастролирующих народных ансамблей России проводит по полгода и более за рубежом. И политические перипетии последних лет практически не сказались на гастрольном расписании ансамбля.
После новогодних праздников не все бодры и веселы. Многие выглядят осовевшими. Или осоловевшими? Попробуем разобраться, как же правильно. Для начала сравним симптомы. Если ваши коллеги замирают в оцепенении, смотрят в одну точку невидящими глазами, не реагируют на обращённую к ним речь, игнорируют вашу мимику и жестикуляцию, про них можно сказать, что они осовели. Представьте себе сову днём...