RUS
EN
 / Главная / Публикации / Баварский опыт адаптации мигрантов: за или против?

Баварский опыт адаптации мигрантов: за или против?

Анатолий Блинов30.07.2018

Ответ на этот весьма непростой вопрос пытались найти для себя российские участники двустороннего семинара «Современные миграционные процессы и их общеевропейские вызовы». Семинар прошёл с 26 по 28 июля в стенах Академии политического образования в баварском городке Тутцинг.

Организаторами семинара в Тутцинге выступили российские эксперты, входящие в состав Института лингвоцивилизационных  и миграционных процессов (ИЛМП) – специального экспертного совета, образованного в 2014 году в составе фонда «Русский мир» с целью изучения и обмена опытом приема и адаптации мигрантов между Россией, Германией и Францией. 

С момента учреждения ИЛМП российские эксперты, в числе которых руководящие сотрудники Управления  Президента Российской Федерации по обеспечению конституционных прав граждан, МИД РФ, ведущих российских академических учреждений, таких как Институт государства и права РАН, Институт Европы РАН, Институт этнологии и антропологии РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова, РУДН и других, провели целый ряд двусторонних и многосторонних встреч. 


Была образована постоянно действующая российско-германо-французская экспертная площадка, к работе которой подключились и представители других европейских стран – таких как Италия и Австрия. Возникли и  постоянные надёжные зарубежные партнёры, в числе которых и академия в Тутцинге. 

Вояж  экспертов ИЛМП в Баварию стал вторым за три года, он состоялся в продолжение семинара 2016 года,  а уровень его участников оказался ещё более высоким. Так, немецкие соорганизаторы смогли привлечь к участию в нём бывшего премьер-министра, позже – министра внутренних дел Баварии д-ра Гюнтера Бекштайна, представителя Еврокомиссии в Мюнхене Иоахима Ментце, уполномоченную правительства Баварии по интеграции мигрантов, члена баварского ландтага Мехтильду Виттман.

В состав российской делегации вошли  председатель совета экспертов ИЛМП, директор Института Европы РАН Алексей Громыко (руководитель делегации); его заместитель по институту, директор Центра германских исследований Владислав Белов; заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН, член Совета по межнациональным отношениям  при Президенте РФ  Владимир Зорин; советник исполнительного директора фонда «Русский мир», исполнительный вице-президент общества «Россия – Германия» Анатолий Блинов; один из ведущих российских специалистов в вопросах приема и адаптации мигрантов Ольга Чудиновских (экономический факультет МГУ); эксперты Высшей школы экономики и РУДН Наталия Карпова и Мария Тисленко.

«Мы справимся с этим!»

Как информировали немецкие участники семинара, с одной стороны, наблюдаются значительные успехи в сфере адаптации мигрантов в Германии, с другой – имеют место значительные разногласия по миграционным процессам, миграционному законодательству как на правительственном уровне (в частности – между федеральным канцлером Ангелой Меркель и бывшим премьер-министром Баварии, а ныне министром внутренних дел Германии Хорстом Зеехофером), так и на законодательном.

По данным участвовавшего в семинаре заместителя управляющего Экспертного совета немецких фондов по миграции и интеграции д-ра Хольгера Кольба, в настоящее время в мире находится свыше 65 миллионов беженцев, но лишь 2,8 миллиона из них нашли убежище в Европе. При этом 60 процентов беженцев, хлынувших из подверженных кризису стран Ближнего Востока и Африки в 2014–2015 годах, были приняты в Германии. Не будет преувеличением утверждать, что, выдвигая свой лозунг «Мы справимся с этим!», Ангела Меркель руководствовалась итогами успешно выдержанного Баварией испытания по приёму невероятной массы беженцев в 2014 году, когда ежедневно на территорию этой немецкой земли попадало до 8 тысяч человек, стремящихся обрести убежище, получить разрешение на проживание.


Немецкая федеральная программа поддержки и интеграции мигрантов опирается на бюджет в 40 миллиардов евро, выделяемый на период до 2022 года. Помимо общегосударственных субсидий, правительства немецких земель выделяют впечатляющие суммы на поддержку интеграции прибывших к ним мигрантов. И по сравнению с другими землями лидерство Баварии в этом отношении налицо (так, из 20 миллиардов евро ежегодной поддержки мигрантов на земельном уровне 9 миллиардов приходится на Баварию).

Как призналась российским экспертам правительственная уполномоченная по вопросам интеграции Мехтильда Виттман, объем стоящих перед ней задач по адаптации и интеграции различных категорий иностранцев значителен, а вот штат собственных сотрудников невелик – всего 7 человек. Однако за её спиной выстраивается контингент профессиональных помощников в 200 человек в составе специального управления по миграции, образованного при баварском МВД. 

На территории земли действуют многочисленные центры языкового обучения и культурной адаптации мигрантов в местную общественную среду. В отличие от некоторых немецких земель, например Северного Рейна-Вестфалии, где имеются ограничения по максимальному удельному весу иностранцев среди населения городов, в Баварии такие пороги отсутствуют, а в ряде населённых пунктов доля  иностранцев достигает показателя в 20–22 процентов. 

В земле отсутствуют как переселенческие гетто, так и «параллельные общества». Уровень выдворений получивших отказ в представлении разрешения на проживание иностранцев остаётся невелик и не превышает трёх процентов от общего количества подавших заявление на приём в Баварии беженцев.
 
Среди находящихся на территории этой немецкой земли переселенцев и мигрантов почти 80 процентов тех, кто прибыл сюда для проживания и трудоустройства из других европейских стран, поэтому сказывается и невысокий уровень преступности среди иностранцев.


Баварские предприниматели заинтересованы в использовании как квалифицированной, так и неквалифицированной рабочей силы в производстве и активно привлекают для этого прибывающих к ним мигрантов, организуя курсы обучения и повышения квалификации.

Не «принимать прибывших», а устранять причины массовой миграции

В то же время миграционная политика как на общегерманском, так и на общеевропейском уровне нуждается не просто в совершенствовании, но и в кардиальном пересмотре, отметили ряд немецких участников семинара. 

Известная Женевская конвенция о беженцах, равно как Лиссабонский договор, более не способны на сто процентов регулировать всю массу юридических вопросов, связанных с приёмом и интеграцией мигрантов. Европейцам предстоит принять закон об определении статуса мигрантов, чётко разграничить функции и правовые возможности принимающих стран. 

По мнению ряда немецких экспертов, настало время руководствоваться не пассивной тактикой «принимаем прибывших», а концентрировать усилия на устранение самих причин, ведущих к миграции и бегству из поражённых кризисом регионов, оказывать поддержку экономике бедствующих стран, уделять больше внимания программам размещения беженцев и мигрантов в приграничных государствах (Resettlement).

К сожалению, между Еврокомиссией и Европарламентом до сих пор не достигнут в этом отношении желаемый консенсус.

В заключение следует подчеркнуть, что поездка экспертов ИЛМП в Баварию не явилась «улицей с односторонним движением», а была активно использована для информирования их немецких коллег о достижениях и нерешённых вопросах, стоящих перед российскими властями, российским обществом в целом в сфере приёма, культурной и языковой адаптации прибывающих в Россию мигрантов. Их основная масса, в отличие от мигрантов в странах Западной Европы последнего времени, подпадает под категорию «трудовая миграция».

Также по теме

Новые публикации

Памятник Илье Муромцу недавно с помпой открыли в Киеве. На Украине событие подали как весомый (ещё бы – две тонны бронзы) аргумент в пользу версии о черниговском происхождении Ильи Муромца. У соседей же считают, что богатырь родился под Черниговом, а не в Карачарове Владимирской области, как следует из былин канонического цикла. О том, что связывает былинного богатыря с Муромом, узнал корреспондент «Русского мира».
Близится начало нового учебного года, и в русскоязычном сообществе Южной Кореи идёт активное обсуждение русских учебных заведений, школ, кружков и детских клубов.  Родители выбирают детям их учебный путь: отдать в корейскую, русскую или международную школы, подбирают факультативы и программы домашнего образования, ищут, как и где можно обеспечить детям комфортную среду для дружбы и общения.
За последние годы количество студентов, изучающих русский язык на филологическом факультете Ферганского государственного университета, выросло в несколько раз. После долгих лет забвения русский язык сегодня требуется практически везде, отмечает старший преподаватель кафедры русского языка и литературы филологического факультета ФГУ Олеся Веч.
В марте 2018 года сопредседатель партии Русский союз Латвии (РСЛ) Мирослав Митрофанов приступил к обязанностям депутата Европарламента, сменив на этом посту Татьяну Жданок. В интервью «Русскому миру» он рассказал, как русскоязычные депутаты добиваются решений ЕП в пользу своих соотечественников в Прибалтике.
В соответствии с Франко-русской военной конвенцией 1892 года, наши страны были союзниками в той войне, которую во Франции всегда называли Великой войной, а в царской России – Второй Отечественной. Мы называем ту жестокую войну Первой мировой, и в этом году мир готовится отметить столетие её окончания.
255 лет назад – 3 августа (22 июля по старому стилю) 1763 года русская императрица Екатерина II подписала манифест, дозволяющий иностранцам селиться в России. И вот поначалу сотни, тысячи, а потом и сотни тысяч европейцев обрели на территории Российской империи новую родину, а вместе с ней и новую – зачастую более успешную – жизнь.
Сохранение традиционных ценностей, восстановление после «литературной катастрофы» девяностых, интерес к истории, мифологии и строгому реализму, поиск здравого смысла как цементирующей основы культуры – эти и другие вопросы обсуждались на семинаре «Долг, ответственность, время: современная картина мира глазами русских писателей», который провела Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы в Буэнос-Айресе 11–13 июля.