RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Россия для меня – не политика, а люди»

«Россия для меня – не политика, а люди»

Светлана Соловьёва10.10.2018

Если бы у старшего научного сотрудника Международного института страноведения имени Лейбница в Лейпциге Изольды Браде спросили, с чем связаны главные метаморфозы её жизни, она, скорее всего, ответила бы: с русским языком. Специалист по урбанистике в России, за свою жизнь она объехала полторы сотни российских больших и малых городов.

Среди братьев-славян

Изольда родилась в небольшой деревушке Гёда возле города Баутцена в семье сорбов, или лужицких сербов. Это одно из нескольких национальных меньшинств на территории ФРГ славянского происхождения насчитывает сегодня около 60 тысяч человек, в основном в землях Брандебург и Саксония. И хотя на территории лужицких сербов государством поддерживаются три музея, театр, ансамбль песни и танца, гимназия, десятки фольклорных ансамблей, а вывески и названия дублируются на родной язык, он в силу наступающей мировой глобализации постепенно выходит из употребления.

Изольда БрадеКогда девочке исполнилось 14 лет, её отца, учителя биологии, пригласили на работу в Болгарию – в школу, где преподавание велось на немецком языке. Болгарская столица поразила своим масштабом. В первый школьный день она долго блуждала в поисках многоквартирного дома, где поселилась семья. Помня, что неподалеку был отель «Плиска», она обращалась к прохожим с одним из знакомых ей русских слов «где». Вопрос «Где отель “Плиска”»?» помог девочке найти свой дом. Но главная трудность была впереди. Учиться пришлось в советской школе, поскольку при посольствах соцстран были, в основном, начальные школы. Десятилетка действовала только при советском посольстве, куда её определили вместе с другими сверстниками. Знания русского языка у Изольды тогда были скудными, и учёба требовала просто неимоверных усилий.

- Начала с двоек и троек, учила наизусть тексты с незнакомыми словами по истории СССР, России, русской литературе и остальным предметам, порой не понимая смысла, – вспоминает она, – но к концу года в дневнике появились четвёрки и пятёрки. С нами учились ребята из Польши, Венгрии, Чехословакии и других социалистических стран. Примерно через год мы стали понимать друг друга и активно общаться. Было очень интересно.

Спасительное знание

После окончания 9-го класса родители решили отправить старшую дочь обратно в ГДР в Визенбургскую среднюю школу-интернат с расширенной программой для подготовки учителей русского языка. Казалось, будущее было определено. Однако от учительской профессии пришлось отказаться из-за слабого голоса. И Изольда поступила на географическое отделение Университета Мартина Лютера в Галле.

Позже в аспирантуре она работала над диссертацией по проблеме развития городов на примере Лейпцига и Галле. Уже тогда острой была проблема дефицита жилья, в восточно-немецких городах стали интенсивно строиться спальные районы и города-спутники. В то же время исторические центры этих городов походили, по меткому выражению автора, на «швейцарский сыр» со множеством дыр: особенно верхние и нижние этажи жилых домов пустели и разрушались. Люди стремились переселяться в благоустроенные дома с туалетами, душами, ванными в современных спальных районах.

После успешной защиты диссертации в 1982 году доктор Браде начала работать в Высшей школе торговли Лейпцига. Научные исследования и преподавание, семинары и конференции, семейные заботы – всё шло своим чередом до роковых 90-х, когда грянула «мирная революция», не оправдавшая чаяний и надежд многих восточных немцев.

Закрывались предприятия и учебные заведения, в их числе оказалась и Высшая школа торговли, старейший вуз Германии по профилю экономики и управления (впоследствии восстановленная как частное учебное заведение). Росла безработица, те, кто недавно был твёрдо уверен в завтрашнем дне, оказались на улице. И вдруг в этот драматический момент, благодаря знанию русского языка, ей предложили работу в Международном институте страноведения имени Лейбница для исследований процессов урбанизации в регионах России, на постсоветском пространстве, в Центральной и Восточной Европе.

«Мы оба созидатели будущих веков»

Лейпцигский институт страноведения – ведущее научное учреждение Германии этого профиля. Здесь глубоко чтят научные принципы Готфрида Лейбница, великого немецкого учёного, философа, логика, математика, механика, физика, юриста, историка, дипломата, изобретателя и языковеда, имя которого носит институт.

Сегодня это имя мало известно в России, хотя его нередко называют «крёстным отцом русской науки». В последние 20 лет своей жизни Лейбниц пять раз встречался с Петром I. В 1711 году в Торгау 65-летний учёный, происходивший из лужицких сербов, говорил русскому царю: «Мы исходим от одной точки отправления, государь, оба славяне, принадлежащие к расе, судьбы которой никто не может предвидеть, мы оба созидатели будущих веков...», и в этом ещё одна причина особого отношения великого учёного к России.

Готфрид Лейбниц

В автобиографической заметке он утверждал: «Лейбницы, раньше Любенцы, – славянское имя, род в Польше». А поссорившись с городом, Лейпцигом, писал: «Пусть Германия умерит свою гордость; родившись, я принёс с собой не только немецкий гений, это гений славянской расы, пробудившийся во мне на родине схоластики». Лейбниц был зачислен на русскую службу в ранге тайного советника с весьма значительным годовым окладом в 1000 ефимок. 

Учёный работал для России не покладая рук, вёл постоянную переписку со многими государственными деятелями. Огромную роль в создании русской Академии наук сыграло влияние Лейбница на Петра I. И если бы «германский Аристотель» мог видеть, как далеко шагнула впоследствии российская наука, он имел бы полное право гордиться собой – его усилия не пропали даром. Именно Лейбниц наметил первую сеть университетов в России, указал, как поставить среднее и высшее образование в России. Словом, всемерно способствовал тому, чтобы из недр русского народа вышли «такие же хорошие и даже лучшие учёные, чем те, которых можно найти где-либо в Европе».

Москва, Забайкалье, далее везде

Первые шаги на новом для себя поприще доктор Браде преодолевала настойчиво и целеустремлённо: ведь предстоящая научная работа предполагала глубокий и многосторонний уровень общения. Начало было положено в марте 1993 года на лейпцигской Международной ярмарке стран Восточной Европы. Здесь она познакомилась с представительницей Российской промышленной палаты Светланой Сальниковой из Санкт-Петербурга, с которой завязались контакты, переросшие в многолетнюю дружбу. Через два месяца старший научный сотрудник из Лейпцига отправилась в научную командировку в Санкт-Петербург и Псков, чтобы лично, на месте узнать о проблемах и потенциале экономики, инфраструктуре, социальных процессах в постперестроечной России. Между прочим, довелось ей беседовать и с бывшим в ту пору руководителем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимиром Путиным, Алексеем Кудриным и Германом Грефом, а главное увидеть своими глазами и оценить глобальные перемены, происходившие в России.

- Ситуация была очень сложной, – вспоминает Изольда Браде. – Такие промышленные гиганты, как Кировский завод, «Электросила», оказались в кризисной ситуации, но быстро развивалась теневая экономика, составившая около 40% валового продукта. Шла стихийная экономическая ломка, социальное обеспечение для многих было потеряно. Чтобы как-то заработать на жизнь, врачи становились диспетчерами, молодёжь ринулась в бизнес, образование обесценивалось, что привело к печальным последствиям. Наука лишилась целого поколения учёных во многих областях знаний, что болезненно ощущается и сегодня.

В своем стремлении понять и адекватно оценить происходящее, учёный использовала любую возможность, предпочитая, к примеру, останавливаться не в гостиницах, а у знакомых или коллег, которые даже при скромных жилищных условиях готовы были потесниться и принять немецкую гостью. Так возникало дополнительное время для обсуждения собранных материалов и новых тенденций в социуме.

По Транссибу. Фото: wolle-ing.deКак руководитель крупного международного сетевого проекта «Городская реконфигурация на постсоветском пространстве», связанного с изменениями в городах под действием различных социальных, экономических и политических факторов, она объехала более 150 (!) малых и крупных городов России, от Пскова до Владивостока, от Сочи до Нижневартовска, Иркутск, Улан-Удэ, Магадан, Хабаровск, Южно-Сахалинск.

В рамках проекта проходили летние школы сначала в Ростове-на-Дону, потом в Екатеринбурге, в которой приняли участие архитекторы, географы, экономисты, политологи, аспиранты и докторанты из 6 стран и разных городов России. В тесном сотрудничестве с российскими коллегами она выявляла и описывала особенности российского социума. В числе научных изданий – фундаментальное исследование «Особенности субурбанизации в Московской агломерации в постсоветский период» со строго выверенными графиками и таблицами, результат сотрудничества Института страноведения (Лейпциг, Германия), Географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова и Института географии РАН (Москва) (авторы – И. Браде, А. Г. Махрова, Т. Г. Нефёдова, А. И. Трейвиш). Сегодня Лейпцигский институт координирует многие международные проекты, публикует многочисленные статьи, в том числе в соавторстве с зарубежными коллегами, издаёт журнал «Региональная Европа» (Europa Regional), каждая статья которого содержит подробные резюме на английском, французском и русском языках.

Феномен российской дачи

Одно из фундаментальных исследований доктора Браде посвящено даче (datscha). Этот национальный феномен выражает одно из немногих русских слов, вошедших в мировые языки и известных иностранцам. Стивен Ловелл, преподаватель Королевского колледжа Лондона, в своей обширной монографии «Почему так важны дачи?» считает, что объяснить европейцу или американцу, почему это столь экономически нелепое предприятие так популярно в России, ненамного проще, чем перевести на иностранный язык слово «воля». Рассматривая дачи как исключительно русский фактор, он подчеркивает негативные стороны их развития, весьма избирательно ссылаясь на классиков.

На даче. Фото: izhevsk.ruДоктор Браде рассматривает русскую дачу иначе – как историческое явление, достойное серьёзного исследования. В статье «Между дачей и фешенебельной резиденцией. Взгляд с Запада», опубликованной в «Известиях Российской академии наук», она прослеживает, как места загородного отдыха знати превратились в раздаваемые советской властью небольшие земельные участки, в том числе для пропаганды здорового образа жизни на природе.

- Как-то, приехав с российским коллегой на его дачу, я оценила все преимущества такого отдыха, – вспоминает она. – После напряжённых встреч и обсуждений, сбора материалов, таким уютным было это чаепитие, что не хотелось никуда уезжать. Сегодня дачные строения становятся более капитальными, превращаясь в коттеджные посёлки для круглогодичного проживания. Появляются магазины, небольшие предприятия сферы услуг, благоустраиваются улицы и дороги. Эти садоводческие товарищества, как правило, создавались различными ведомствами и предприятиями, где люди знали друг друга и не отгораживались высокими заборами, как это принято на Западе.

Память сердца

В лейпцигском кабинете доктора Браде многое напоминает о России: книги и журналы на немецком и русском языках, красочная табличка, свидетельствующая о её почётном членстве в Ассоциации российских географов-обществоведов, две трогательные акварели с видами Санкт-Петербурга работы 16-летнего сына её коллеги, подаренные ей в знак симпатии и дружбы. И, наконец, подлинный раритет – карта Европейской части России, изданная в 1914 году в Лейпциге на русском языке.

Диплом члена АРГО

- Россия для меня – не политика, – поясняет она. – Это люди, менталитет которых мне очень нравится. Нередко приходится слышать на Западе расхожее мнение, что это «сложный народ с непонятной русской душой» (russische Seele). Для меня за этим ничего не стоит. У этого народа совсем другие ценности. Одна из них – гостеприимство. Чтобы попросить воды, можно постучать в любую дверь, и тебе никогда не откажут. На Западе это просто не принято. Вероятно потому, что в России на первом плане забота об общем благе, а на Западе – о личном. Может, в этом сказываются огромные пространства с неповторимой и разнообразной природой, которые поражают каждый раз по-новому? Мне близка музыка Чайковского и Прокофьева (в детстве отец подарил мне пластинку с детской оперой «Петя и волк»). Я с удовольствием читаю русских классиков – Пушкина. Толстого, Достоевского, особенно люблю Чехова. С большим интересом посещаю выставки и музеи. Меня очень радует, что там происходят заметные позитивные перемены. Если, к примеру, раньше в эпоху СССР в стране культивировалось своего рода единообразие и даже большие города нередко мало чем отличались друг от друга, то сегодня каждый регион приобретает свой неповторимый облик. Страна переживает период позитивных преобразований. И это радует.

Также по теме

Новые публикации

13 октября в Монреале и 14 октября в Оттаве под эгидой Координационного совета организаций российских соотечественников Канады, при поддержке детского центра «Мечта» (Монреаль) и оттавской русской школы свв. Кирилла и Мефодия прошла V Всеканадская педагогическая конференция преподавателей русского языка.
16 октября на родину в Пензу вернулись участники первого полевого этапа этнографической экспедиции Русского географического общества «Современный этномир». Экспедиция проводилась с 2 по 16 октября в крупных городах Узбекистана – Ташкенте, Бухаре и Самарканде – местах с наибольшей концентрацией русского и русскоговорящего населения республики.
Несмотря на серьёзное ухудшение отношений между Польшей и Россией, в стране остаётся немало людей, которые поддерживают действенную связь с Россией, с её историей и культурой. В Белостоке уже 25 лет существует Русское культурно-просветительное общество, члены которого – потомки тех русских, кто остался в Польше после развала Российской империи. О том, чем занимается РКПО сегодня, мы поговорили с секретарём общества Андреем Романчуком.
«У юкагиров. Древнейший тундренный народ северо-восточной Сибири» – так называется новая книга-альбом голландского лингвиста Сесилии Оде, вышедшая этим летом на голландском, русском и английском языках в нидерландском издательстве Lias. Эта книга – своего рода дневник, написанный во время лингвистических экспедиций в Якутию, на крайний северо-восток Сибири.
С 5 по 9 октября 2018 г. в столице Болгарии проходил IV Всемирный молодёжный форум российских соотечественников. Тема форума в этом году – «Россия и мир». Это событие по праву считается одним из самых масштабных форумов представителей российской молодёжи за рубежом.
Можно ли по нормам речевого этикета изучать национальный характер? И почему не здороваться, заходя в лифт – это вполне этично? Известный лингвист, доктор филологических наук Максим Кронгауз давно наблюдает за русским речевым этикетом. Своими выводами он поделится на конгрессе РОПРЯЛ, который проходил в Уфе.
С 11 по 14 октября в Уфе проходит VI конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы. Одна из актуальных для России тем – как сочетать преподавание родного языка в национальных школах с обучением на государственном (русском) языке. Своими мыслями по этому поводу делится ведущий эксперт по билингвизму, профессор Московского педагогического госуниверситета Елизавета Хамраева.