RUS
EN
 / Главная / Публикации / Русское зарубежье и образ России: Первая волна

Русское зарубежье и образ России: Первая волна

Сергей Пантелеев01.02.2019

В формировании образа России за рубежом первая волна русской эмиграции сыграла исключительную роль. Важнейшую роль в формировании нового гуманитарного образа России на Западе сыграли идейные поиски философии Русского зарубежья. Целая плеяда русских философов, оказавшихся на чужбине, пыталась по-своему дать ответ на причину революционной катастрофы, постигшей Россию.

Читайте также:

Русское зарубежье и образ России: от Курбского до Русской идеи

Вопрос о численности т. н. первой волны русской эмиграции до сих пор остаётся дискуссионным. Эмигрантские источники 1920-х годов, как и советские авторы, называли цифру от 1,5 до 2 с лишним млн человек, отмечая при этом «неясность и запутанность этого вопроса» .

По данным Международного Красного Креста и Лиги Наций, в Европе в начале 1920-х годов находилось до 2,5 млн беженцев из России. При этом, по данным переписей 1920-1921 гг., на сопредельных с Россией территориях, отделившихся после революции от Российской империи, указали себя русскими 7 млн человек, что даёт общую цифру в 8-10 млн . Соответственно ряд исследователей выступают за причисление русских жителей лимитрофных государств к числу первой волны эмиграции, другие отрицают этот подход.

В формировании образа России за рубежом первая волна русской эмиграции сыграла исключительную роль. «Впервые в истории Россия оказалась на Западе не в лице своих отдельных представителей. Вся Россия, почти все социальные слои были представлены в эмиграции: дворянство, интеллигенция, купечество, бывшие рабочие и крестьяне – солдаты Белой армии во главе с офицерством. Были воспроизведены практически все профессии и роды деятельности, основные составные части и уровни культуры, общественно-политические течения и противоречия. В зарубежье перед лицом Запада, эмигрантская Россия представала во всей сложности своей духовной жизни, в своеобразии своей культуры и национального психотипа. При необходимости адаптации к западному миру, потребности в контактах – культурных, научных, творческих, бытовых – эмиграция не ассимилировалась, сохранила дистанцию, самобытную идентичность, культуру, Пребывание русских эмигрантов в западном мире было для Запада своеобразным культурным шоком. Удивляло, поражало всё – искусство, наука, быт, характер русских» (Мосейко А. Н. Роль духовного наследия российского зарубежья… С. 88).

Особенно важно отметить, что в результате постреволюционной эмиграции русские колонии оказываются далеко за границами собственно Западного мира – в Латинской Америке, Китае, Австралии, Африке. Нередко жизнь в этих экзотических регионах оборачивалась приобретением абсолютно уникального опыта организации быта и взаимодействия с местным населением. В качестве примера можно привести попытку создания генералом И. Т. Беляевым «Русского очага» в Парагвае или организацию русской колонии в Тунисе.

Между тем проблема отношения Русского мира с миром Запада оставалась центральной. И важнейшую роль в формировании нового гуманитарного образа России на Западе сыграли идейные поиски философии Русского зарубежья. Целая плеяда русских философов, оказавшихся на чужбине, пыталась по-своему дать ответ на причину революционной катастрофы, постигшей Россию, пыталась понять роль, которую сыграло в этом некритическое увлечение русских западными доктринами, пыталась найти смысл своего нового опыта жизни на чужбине. «Зачем мы здесь?» – задавалась вопросом русская мысль. И давала ответ, исполненный мессианским смыслом: «Страдания и унижения революции даны нам для того, чтобы мы увидели ту бездну, в которую нас тянули дореволюционные соблазнители, и чтобы мы восхотели Божьего; чтобы мы очистились, возродились и заткали ткань новой России» (Ильин И. Русская революция была катастрофой // Русская идея. В кругу писателей и мыслителей русского зарубежья. В 2 т. М., 1994. Т. 2. С. 296).


Мессианский пафос русской философской мысли – от Н. Бердяева до евразийцев – оказал значительное влияние на становление нового образа России в Европе. Во многом именно «облучению», которое получила западная мысль со стороны русской философии, новое дыхание получает развитие образа России как спасительницы Европы.

При этом различные русские мыслители по-разному воспринимались на Западе и, соответственно, оказывали различное влияние на восприятие России западным интеллектуальным классом. Так, более понятный европейцам Бердяев, в целом разделявший западническую парадигму, быстро стал наиболее популярным русским философом – «русским Гегелем», «пророком», «олицетворением русского мифа». Принципиальные же антизападники и сторонники «исхода к Востоку» евразийцы, в частности Н. Трубецкой, воздействовали на западную мысль пусть и не так быстро, но более фундаментально.

В наиболее концентрированном виде влияние философии русского зарубежья на западную мысль представлено в мировоззрении немецкого философа Вальтера Шубарта, который оценивал русскую эмиграцию как событие «эпохального значения». В частности, философ писал: «Три миллиона человек с Востока, принадлежащих большей частью к духовно ведущему слою, влились в европейские народы и возвестили им культуру, которая до того времени была Западу почти неизвестна и недоступна. Это событие должно вызвать длительные последствия, которые станут отчетливо видимы лишь спустя десятилетия. Поэтому 1918 год являет собою глубокий перелом в духовных связях Востока и Запада».

По словам Шубарта, «Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе». По мысли Шубарта, «особенность и исключительность исторический миссии» России заключаются в её Православии, в том, что она «является частью Азии и в то же время членом христианского сообщества народов… Поэтому только Россия способна вдохнуть душу в гибнущий от властолюбия, погрязший в предметной деловитости человеческий род, и это верно несмотря на то, что в настоящий момент сама она корчится в судорогах большевизма. Ужасы советского времени минут, как минула ночь татарского ига, и сбудется древнее пророчество: ex oriente lux».

Немецкий мыслитель не утверждает, при этом, что европейские нации утратят свое влияние, они, по его мнению, «утратят лишь духовное лидерство». И далее развивает свой тезис со всей однозначностью: «Быть может, это и слишком смело, но это надо сказать со всей определённостью: Россия – единственная страна, которая способна спасти Европу и спасёт её».

Сам Вальтер Шубарт в полной мере разделил трагическую судьбу России – он был женат на русской эмигрантке и из-за своих русофильских взглядов вынужден был уехать из нацистской Германии в Ригу, где в 1941 г. был арестован коммунистами и бесследно исчез в ГУЛаге. Но книги Шубарта уже после войны неоднократно переиздавались на Западе.


Образ России Шубарта, на первый взгляд очень нехарактерный для западной мысли, в действительности отражает глубинную традицию, прежде всего – немецкой мысли, от Шеллинга до немецкой геополитической школы, отразившей, в свою очередь, идеи Отто фон Бисмарка о необходимости русско-германского политического союза.

Между тем важнейшим вопросом для первой волны русской эмиграции, непосредственно связанным с её ролью в формировании образа России за рубежом, стал вопрос отношения к политическому режиму, установившемуся на покинутой ими родине. И здесь в полной мере проявились противоречия в дихотомии «служение-предательство», о которой говорилось выше. Фактически вся эмиграция крайне негативно оценивала большевистский режим, относясь к нему как к антирусскому, антинациональному началу. Идея службы во имя сохранения исторической России и стала той миссией, которою несла белая эмиграция, любое заигрывание с большевиками оценивалось как предательство. Вместе с тем в эмигрантской среде постепенно стала формироваться и идея возможности сотрудничества с большевиками (евразийцы), и даже возвращения в СССР (сменовеховцы), вызванная надеждами на «национальное перерождение большевизма» в сторону русских начал. Особо остро это противоречие проявилось с началом Второй мировой войны.

Вторжение немецких войск в СССР вызвало в Русском зарубежье патриотический подъём. Несмотря на стойкие антисоветские настроения, большинство русских эмигрантов стали рассматривать нападение нацистской Германии на СССР как посягательство ни их Родину. Формы проявления патриотизма были различны – от попыток вступить в ряды Красной армии (деятельность Союза русских патриотов во Франции) до перевода крупных денежных сумм в СССР на помощь защитникам родины (С. Рахманинов и др.). В то же время была и часть русских эмигрантов, которая встала на сторону Германии, ожидая, что она «освободит Россию от большевизма». Численность этой группы не была многочисленной и преимущественно состояла из военных – П. Краснов и др. Впрочем, среди них были и такие философы, как Д. Мережковский. Отношение к деятельности русских коллаборантов (РОА, казачьи формирования и др.) среди эмиграции было различным – от характеристики Второй мировой как второй гражданской до отношения к ним как к предателям.

Как было отмечено выше, смыслом существования белой эмиграции было служение России – идея возвращения на родину являлась единым стержнем, объединившим все русское сообщество, вне зависимости от географии, в единое целое, и долгое время препятствовала ассимиляции русских и их натурализации.


Победа СССР в Великой Отечественной войне для одной части белоэмигрантов обернулась признанием сталинского режима как национального русского режима, для другой – окончательным развеиванием надежд на скорое падение большевистского строя в России.

Этот фактор, помноженный на существенные организационные потери во время немецкой, а затем союзнической оккупации, приведшие к прекращению деятельности многих эмигрантских организаций, привели к постепенному затуханию деятельности русских диаспор, постепенной натурализации её членов в тех странах, где они проживали, и дальнейшей ассимиляции их потомков.

Роль первой волны русской эмиграции в формировании гуманитарного образа России за рубежом трудно переоценить. Она была обусловлена идеей служения России, сознательной работой над сохранением и преумножение русской культуры вне России. Последующие волны эмиграции были в меньшей степени мотивированны данной идеей, что не могло не отразиться на их роли в формировании образа России за рубежом.

Источник: Russkie.org

Также по теме

Новые публикации

С 25 по 28 июня 2019 года в Дюрене (Германия) проходит XV Конференция городов-партнёров России и Германии «Партнёрства как связующее звено в российско-германском диалоге». О том, как сегодня развиваются побратимские связи между российскими и немецкими городами, рассказала член правления со-организатора форума Федерального союза германских обществ «Запад-Восток» Оксана Коган-Пех.
Состоявшиеся в Госдуме парламентские слушания «О мерах по повышению качества образования в Российской Федерации» ещё раз показали, насколько эта тема важна для общества. Большой зал заседаний ГД не смог вместить всех желающих, так что гостей пришлось размещать даже на балконе. Выступления касались самых острых тем – разницы в уровне городских и сельских школ, зарплаты учителей, общей недофинансированности системы образования, школьного питания и др.
«Немецко-русские братские души» (DRS: Deutsche-Russische Seelen) – это необычное название своей организации, возникшей в 2015 году, дали её учредители из Саксонии. Противостоять нарастающей русофобии и углублять взаимопонимание между русскими и немцами – такой была их главная цель. «Мы – организация единомышленников-патриотов, которые выступают за сохранение культуры, семьи, верности и дружбы, а также братства не только между собой, но особенно с русским братским народом», – написали они в своём обращении к гражданам Германии.
Гастрольный график ансамбля «Алаш» из Республики Тыва в Международный год языков  коренных народов не изменился. Семь месяцев в году участники трио, считающиеся лучшими мастерами горлового пения в республике, гастролируют по миру и России, а оставшееся время собирают фольклор в Туве и готовят новые программы. Музыканты, собирающие большие залы в Лос-Анджелесе и Токио, проводят отпуск в тайге наедине с природой и табунами.
Согласно опросам, более половины иностранных студентов при выборе места обучения ориентируются на мировые рейтинги лучших университетов. В этом году в рейтинг QS World University Rankings 2019-2020 вошли 25 российских вузов, причём большинство из них улучшили свои позиции. Ну а самым успешным оказался Московский университет им. М. В. Ломоносова, поднявшийся сразу на шесть пунктов. Впрочем, его ректор Виктор Садовничий уверен, что российское образование на самом деле недооценено.
В Риге при закрытых дверях и в режиме полной секретности прошло первое судебное заседание по уголовному делу гражданина Латвии, бывшего сотрудника МВД 63-летнего пенсионера Олега Бурака, обвиняемого в шпионаже. Представители русской общины Латвии вышли на улицу, чтобы поддержать обвиняемого по сфабрикованному делу соотечественника.
Современные дети значительную часть свободного времени проводят в интернете, зачастую становясь полноценными авторами видеоконтента. А почему бы не совместить увлечение и развитие? Так возникла идея создать специальный детский канал для детей-билингвов российских соотечественников, где они могли бы рассказывать о себе, а заодно совершенствовать русский язык. Что из этого получилось, рассказывает руководитель проекта «Детское телевидение “Юная планета”» Елена Черникова.
С 26 июня по 3 июля 2019 года в Паланге при поддержке фонда «Русский мир» уже в девятнадцатый раз будет проходить международная летняя школа русского языка и фольклора «Традиция». Каждый год число тех, кто хочет не просто отдохнуть на берегу Балтийского моря, но и приобщиться к народному песенному богатству, попутно совершенствуясь в знании русского языка, всё увеличивается. В этом году здесь соберётся более 150 участников из Литвы, России, Польши, Латвии, Норвегии, Франции, Великобритании, Голландии, Белоруссии, Грузии, Германии, Украины.