RUS
EN
 / Главная / Публикации / Катастрофа немцев в Белоруссии. 75 лет назад освобождён Минск

Катастрофа немцев в Белоруссии. 75 лет назад освобождён Минск

Редакция портала «Русский мир»03.07.2019

В Белоруссии и России отмечают большой юбилей. 75 лет назад, 3 июля 1944 года, Красная армия освободила Минск. Возвращение столицы Советской Белоруссии стало знаковым эпизодом одного из крупнейших сражений Великой Отечественной – операции «Багратион» (23 июня – 29 августа 1944 года). Это грандиозное наступление, которое иногда называют самой успешной операцией советских войск, позволило Красной армии наголову разгромить наиболее многочисленную группировку немецких войск на Восточном фронте – группу армий «Центр». Результатом стало освобождение Белоруссии, Польши и выход непосредственно к границам Третьего Рейха.

А накануне юбилея видеомост, посвящённый операции «Багратион», связал военных историков в Москве и Минске. Как оказалось, в отличие от многих других стран постсоветского пространства, сотрудничество и полное взаимопонимание российских и белорусских исследователей Великой Отечественной живо: события 75-летней давности они по-прежнему рассматривают со схожих и, что важно, профессиональных позиций.

Реванш Красной армии

Операция «Багратион» началась 23 июня 1944 года – с разницей в один день через три года после нападения Германии на Советский Союз. Уже поэтому это сражение можно вполне рассматривать как реванш Красной армии за поражения первых месяцев войны. В чём особенность этой операции?

Ведущий научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерий Маковский отметил, что операция «Багратион» была одной из самых значимых операций, проведённых советскими войсками в годы Великой Отечественной войны. Её особенность – в тщательнейшем планировании и учёте всех деталей.

План операции «Багратион»

Планирование началось ещё в конце марта 1944 года, когда было отдано соответствующее распоряжение Ставки Верховного главнокомандующего командующим фронтам. План операции был разработан в апреле – начале мая советским Генеральным штабом на основе соображений командующих фронтов.

Наступление на белорусском направлении Ставка считала основным. К разработке операции привлекался очень узкий круг лиц, поэтому удалось сохранить её полную секретность. Немецкое командование ожидало удара советских войск на своём южном крыле, где находилось около 30 моторизованных и танковых немецкий дивизий – основная масса танков. Поэтому удар, нанесённый в центре Восточного фронта, стал для них полной неожиданностью.

Задача, которая ставилась советским командованием войскам, была смелой и масштабной: из 111 немецких дивизий, который действовали на этом отрезке фронта, по плану операции необходимо было уничтожить 76, что составляло 32% всех дивизий, находившихся на советско-германском фронте. И советским войскам это блестяще удалось.

Последствия операции «Багратион» были гигантскими, уверен ведущий научный сотрудник НИИ вооруженных сил РБ Валерий Суряев. Порой эту операцию сравнивают с Брусиловским прорывом – другой знаменитой операцией русских войск, но уже Первой мировой войны. Однако историк счёл сравнение некорректным: в отличие от «Багратиона», Брусиловский прорыв не имел серьёзных стратегических последствий.

Советские войска входят в Бобруйск. Фото: wiki.bobr.by

Исследователь сравнил «Багратион» с ещё одной знаменитой операцией Второй мировой – операцией «Оверлорд» (высадка союзников в Нормандии), 75-летие которой недавно широко отмечалось на Западе.

По мнению В. Суряева, операция советских войск в Белоруссии гораздо значимее высадки союзников в Нормандии. И тут есть историческая несправедливость: об «Оверлорде» знают во всём мире, между тем как о «Багратионе» – в основном лишь профессиональные исследователи. Белорусский историк призвал не только исследовать, но и пропагандировать этот эпизод истории Второй мировой – иначе, уверен он, «происходит, по сути, фальсификация истории».

Пятый фронт

В Белоруссии немцы основательно готовились к обороне, превращая белорусские города – Витебск, Оршу, Могилёв, Бобруйск – в настоящие крепости. О том, что представляла из себя белорусская земля после трёх лет оккупации, рассказал член-корреспондент НАН Республики Беларусь Александр Коваленя:

Это была территория выжженной земли. Мы за этот период потеряли около 3 млн человек. Это была территория концентрационных лагерей и гетто, где содержались тысячи и тысячи безвинных жертв германского оккупационного режима. В то же время на территории Белоруссии, как хорошо известно, полыхало всенародное партизанское движение: 374 тысячи партизан, 70 тыс. подпольщиков, порядка 400 тыс. резерва партизанских формирований. Нужно всё это сложить и умножить как минимум на пять, потому что у каждого партизана, подпольщика были родители, сёстры, братья, родственники. Всё это даёт нам право утверждать, что на протяжении трёх лет на территории Белоруссии полыхала всенародная партизанская война.

Это нисколько не преувеличение. Фактически 60% территории Белоруссии было освобождено партизанскими отрядами и бригадами, были созданы партизанские зоны и партизанские края. Мы сейчас говорим о четырёх фронтах, а я бы хотел сказать о пятом – внутреннем, партизанском и подпольном – фронте, который способствовал стратегическому успеху операции «Багратион».

Рельсовая война. Фото: 13.rosgvard.ru

Несмотря на вроде бы хорошую изученность, операция «Багратион» до сих пор недостаточно оценена, уверен белорусский историк. Ведь ей предшествовало 11 достаточно удачных партизанских операций, которые были проведены на территории Белоруссии.

Чтобы восполнить этот пробел, А. Коваленя предложил российским коллегам-историкам совместный исследовательский проект по изучению начального периода и подготовки операции «Багратион».

Ещё один представитель Белоруссии ведущий научный сотрудник отдела военной истории Беларуси Института истории НАН РБ Анатолий Криворот продолжил разговор о вкладе белорусских партизан в Победу:

Он напомнил, что накануне грандиозного советского наступления в Белоруссии шли жесточайшие бои, немцы наносили серьёзные удары по белорусским партизанам. Некоторые бои продолжались вплоть до самого начала операции «Багратион». К этому времени «партизанский фронт», как его назвал белорусский историк, составлял 145 партизанских бригад и более 80 отдельных партизанских отрядов. О размахе партизанского движения говорит и то, что большое внимание роли белорусских партизан в наступлении Красной армии было уделено Ставкой Верховного главнокомандующего и Генеральным штабом.

Вклад партизан в успех был значительным: они развернули настоящую рельсовую войну, срывая немецкие перевозки, мешая организованному отступлению немецких дивизий. Многое дала партизанская разведка, установившая местоположение немецких штабов и оборонительные линий. Многие населённые пункты были освобождены частями Красной армии в прямом взаимодействии с партизанами, и это были не спонтанные действия. План взаимодействия был разработан заранее Белорусским штабом партизанского движения и одобрен ЦК Компартии Белоруссии.

Девять тысяч деревень

Три года на территории Белоруссии свирепствовали немцы и каратели. На территории республики было создано около 260 концлагерей, 14 центров по отбору крови у детей. За этими цифрами – тысячи и тысячи жизней мирных жителей.

– В Белоруссии, если можно так сказать, оккупанты развернулись на полную мощь, – прокомментировал эти цифры старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, сотрудник Музея Победы Дмитрий Суржик.

Территория Белорусской ССР была разделена на несколько оккупационных зон. Таким образом, на белорусской земле одновременно действовало несколько оккупационных администраций. В их числе и армейские части группы армий «Центр», и сс-совские формирования, в том числе состоявшие из коллаборационистов – украинских и литовских. Действовали и другие карательные органы.

Кадр из фильма «Иди и смотри». Реж. Элем Климов

– 260 мест заключения и постепенного уничтожения населения, я бы это так назвал, – рассказал историк. – Концлагеря и гетто были созданы практически в каждом районе. Цель была одна: уничтожить максимальное количество населения, из которого в Белоруссии должно было остаться только 25%, которое, в свою очередь, подлежало онемечиванию. Причём, по словам историка, карательные операции проводились не столько против партизан, сколько против деревень, их поддерживавших, против мирного населения. Именно поэтому было уничтожено более девяти тысяч деревень.

– Мы должны помнить, что, помимо коллаборационистов, формирования вермахта также участвовали в карательных операциях. Когда нам сегодня говорят про «чистый» вермахт, который только воевал на фронте, – это чистый миф, напомнил Д. Суржик.

Пространство общей памяти

Это не только белорусский праздник, это наш общий праздник, – уверен начальник научного отдела Российского военно-исторического общества (РВИО) Юрий Никифоров, поздравивший белорусских коллег с юбилеем освобождения Минска. Он напомнил и ещё об одном общем юбилее, который будет вскоре отмечаться: 80-летии освобождения западных областей Белоруссии от польской оккупации (17 сентября 1939 года). «Нас объединяет символическое пространство общей памяти о Великой Отечественной войне», – сказал представитель РВИО.

Он согласился с белорусскими участниками телемоста и призвал западных историков больше уделять внимания Восточному фронту, чтобы избавляться от (до сих пор сохраняющихся) мифов в отношении якобы слабого военного искусства советских солдат и командиров.

Напомнил член РВИО и о том, что никакой ревизии не должны подлежать постановления Нюрнбергского трибунала, установившего факты массовых и порой совершенно нечеловеческих преступлений нацистских преступников на территории Белоруссии (историк привёл пример: при отступлении из Минска немцы ввели смертельные инъекции детям, находившимся в городских больницах).

Минск после освобождения от фашистов, ул. Ленина. Фото: pastvu.com

Впрочем, несмотря на утвердившийся в последние десятилетия ревизионистский взгляд на события Второй мировой (особенно в Восточной Европе), современный, профессиональный подход к общей истории возможен. Например, белорусские и российские историки демонстрируют хорошее взаимопонимание и полностью научное, неидеологизированное изучение событий Великой Отечественной войны. Юрий Никифоров пояснил, что исследователи двух стран сейчас сосредоточены на истории взаимодействия и взаимопомощи двух народов, в частности сотрудничества белорусских и русских партизан, восстановления всем советским народом разрушенного отступающими гитлеровцами Минска и т. д.

На эти слова откликнулся представитель Белоруссии Александр Коваленя. Он напомнил, что сегодня в Белоруссии насчитывается 8500 памятников воинами Красной армии, после войны жителями республиками были сооружены 180 рукотворных курганов в память об освободителях. «Сегодня мы не разделяем на русских, узбеков, татар – мы говорим о нашей совместной борьбе, которая принесла огромную победу», – заявил белорусский историк.

Также по теме

Новые публикации

         «Здесь ничего другого между людьми, кроме любви, нет», – так про международный фольклорный фестиваль «Покровские колокола», который только что отзвенел-отыграл на вильнюсских сценах, сказал один из его участников. Любви к своему делу, к народной песне, к тем, кого считаешь единомышленниками.  
Первым русским, с которым встретился Жошуа Браганса, был механик цирка. Жошуа вырос в небольшом городке штата Рио-де-Жанейро, в котором практически все друг друга знали. Русского звали Николай, и он выделялся своей образованностью: хорошо разбирался в музыке, литературе. Николай рассказывал о том, какая в России зима, о красоте её природы. От этих рассказов веяло сказкой – так воспринимают дети повествование о путешествии в дальние страны. Возможно уже тогда рождалось в душе мальчика предчувствие, что вся последующая его жизнь будет связана с Россией.
Среди греческих актёров и режиссёров наберётся не больше десятка выпускников российского ГИТИСа. А вот кандидатов искусствоведения, защитивших кандидатскую диссертацию в ГИТИСе, и вовсе пока не было. И первой станет театральный режиссёр Вася Велтсиста, которой в декабре предстоит защита диссертации. Интерес к русскому театру и горячая мечта стать театральным режиссёром привели её после получения диплома инженера-механика и работы главным инженером в афинском метро в Москву и в театральный институт.
Учась в России, где прошла значительная часть моей молодости, часто бывая в России, тем не менее, каждый раз не перестаю восхищаться, когда открываю для себя ещё один город, соприкасаюсь с богатым культурным и славным историческим наследием страны, ставшей для меня Большой Родиной. И вот мне снова повезло – меня пригласили принять участие в работе XIII Ассамблеи Русского мира, на этот раз в Ярославле – в одной из древних столиц исторической Руси.
Максим Кравчинский – известный не только в русскоязычной Канаде писатель и журналист. Он один из немногих русских, кто не просто работает по специальности, но занимается своим любимым делом – русским шансоном и эмигрантской литературой. Он также восстанавливает страницы из жизни ключевых персонажей в истории русской эмиграции по всему свету.
Накануне состоялось заседание президентского Совета по русскому языку, на котором обсуждались вопросы поддержки изучения и популяризации русского языка. На заседании Владимир Путин сделал ряд важных заявлений – о русском языке как гаранте суверенитета российской нации, наборе на программы по русскому языку в вузы, издании единого корпуса словарей и многом другом.
В рамках XIII Ассамблеи Русского мира состоялся круглый стол на тему «Учим русский язык – понимаем Россию». В нём приняли участие ведущие эксперты, учёные и преподаватели русского языка из Армении, Испании, Эстонии, Болгарии, Словении, Швеции, Норвегии и Канады. Ведущим круглого стола стал заместитель председателя правления фонда «Русский мир», ректор Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Сергей Богданов.
В Ярославле состоялся круглый стол «Историческая правда и память поколений». Его участники обсуждали, как на деле противодействовать попыткам фальсификации истории Второй мировой войны. Один из главных выводов дискуссии: факты, которые можно предъявить в защиту своей точки зрения, имеются в изобилии. Однако простой убеждённости в собственной правоте недостаточно – нужно учиться эффективно отстаивать её на международных площадках и координировать усилия.