RUS
EN
 / Главная / Публикации / Белоруссия в ареале Русского мира

Белоруссия в ареале Русского мира

Дмитрий Климов29.08.2019

Белоруссию, как и Украину, а также и ряд других бывших советских республик коллективный Запад неоднократно пытался противопоставить России. Прикрывалось всё это якобы борьбой с советской, точнее коммунистической идеологией. Хотя коммунизм вовсе не относится к исключительно русским изобретениям, а, скорее, заимствован у того же Запада.

Лев Криштапович. Беларусь как русская святыня. – М., фонд «Русский мир», 2019. 200 с.

Фото: akademkniga.by

Весьма неоднозначное, даже негативное отношение к России можно встретить и в работах основоположников этого идеологического течения К. Маркса и Ф. Энгельса. Их отдельные высказывания как будто взяли за основу своей идеологии лидеры националистических движений Украины, отстаивая собственные догмы и концепции, хотя на словах они активно воюют с коммунистическим прошлым.

Впрочем, Запад вёл и ведёт непримиримую борьбу с Россией и Русским миром вне зависимости от идеологических предпочтений. Россия может исповедовать либерализм, демократию или вообще анархию, но, по мнению западных идеологов, Россия должна просто исчезнуть – «Карфаген должен быть разрушен».

Но для начала необходимо раздробить самое большое государство в мире. Стратегия даже не дня сегодняшнего. Одна из таких попыток была предпринята во время Крымской войны 1853 – 1856 гг.

Следует напомнить и о хорошо известном плане со­ветника американского президента В. Вильсона полковника Э. Ха­уса («Стратегия Хауса»). План оформился в отношении тогда еще императорской России в годы Первой мировой войны 1914 – 1918 гг., в ходе которой, как известно, Петербург находился в союзнических отношениях с Соединёнными Штатами. Хаус планировал сокрушить общерусское государство с помощью Германии. А затем, согласно предложению Хауса, для спокойствия в мире вместо России должно возникнуть четыре «России» – одна в Сибири, а три остальные – в европейской части. При этом все новые государства должны были быть противопоставлены друг другу, чтобы не мешать гегемонии американского миропорядка.

Возникает закономерный вопрос: не эта ли концепция положена в основу изысков отдельных украинских и белорусских учёных, которые, отрабатывая западные гранты, рассказывают о некой особой роли своих независимых государств, противопоставляя их мифологизированную историю общей истории русского народа? Достаются из пыльных запасников рассуждения, призванные хотя бы создать видимость некой объективности.

Авторитетный белорусский учёный, доктор философских наук Лев Евстафьевич Криштапович в своей книге рассуждает именно об этом – о единых корнях наших народов, анализируя истинную, а не придуманную историю.

Ведь сценарий максимального дистанцирования от России готовился и для Белоруссии. Этот абсолютно чуждый элемент пытались исподволь внедрить в сознание белорусского и украинского народов, переписывая их историю, меняя саму психологию, проводя на практике теорию «изменённого сознания», от которого несёт потери сама западная цивилизационная модель.

Автор в предисловии к своей книге пишет: «Выдающийся украинский и русский языковед и мыслитель XIX века Александр Потебня справедливо заметил, что никто не имеет права влагать в язык народа того, чего сам этот народ в своем языке не находит. Эту мысль Потебни с полным основанием можно отнести к истории общерусского народа. Особенно заметно, как представители «субъективной образованности» усердствуют в отрицании общерусской природы белорусского народа» ( стр. 5).

Действительно, националистические исторические школы доказывают недоказуемое. Как по известному фразеологизму выдвигают «аргументы против фактов». Л. Криштапович в своём труде отмечает: «Главное в этих доказательствах отрицание древнерусской цивилизации как этнической, геополитической и культурной основы генерации трёх братских народов: белорусского, русского, украинского» (стр. 9).

Во времена Средневековья, как известно, существовали многочисленные княжества, связанные между собой общим понятием – «Русь». Период ранней феодальной раздробленности существовал в Европе того времени практически повсеместно и являлся отличительным признаком того времени. Но именно из него пытаются сделать догму сторонники националистических учений, абсолютизируя бесконечные конфликты между отдельными русскими княжествами и выставляя их прообразами будущих государств.

С какой стороны ни подходи, но логика «белорусизаторов» (как их именует автор монографии) для понимания истории того времени просто нелепа. В действительности это были конфликты не между различными государствами, а между областными русскими княжествами за право владения общерусским княжеским престолом – Киевским (стр.11).

Примечательно, что поборники антиисторизма берут на вооружение абсолютно такие же русофобские доводы, к которым апеллировали и многие западные историки и философы в XIX веке, отождествляя жителей восточных славянских княжеств с татаро-монголами. Этим же «грешили» и уже упомянутые выше К. Маркс и Ф. Энгельс.

Вот что находим в этой связи в представленной книге: «Виднейший белорусский историк второй половины XIX века Михаил Коялович, которого с полным правом можно назвать основателем белорусской историографии, подчеркивал: “По этому уже можно судить , как несправедливы западноевропейские суждения, особенно польские, об азиатстве русских к востоку от Днепра, о том, что они пересоздались в татар, потеряли своё славянство. В этих рассуждениях – ещё та неправда, будто азиатство могло пересоздать русское славянство. Напротив, в истории мы видим, что оно везде уступает русскому славянству, что русское славянство обладало изумительной силой претворять в себе азиатские элементы”» (стр. 15).

Однако историческая «база» новоявленных историков имеет вполне современное звучание. Об этом в книге сказано также немало. Белорусский учёный последовательно и убедительно на исторических фактах разбивает доводы оппонентов, которые преследует единственную цель – не допустить сближения Белоруссии и России, воспрепятствовать позитивной тенденции интеграции двух стран в рамках Союзного государства Белоруссии и России, которая по целому ряду причин является едва ли не эталонной на постсоветском пространстве.

«Общерусский мир – это цивилизационное, психологическое, историческое, культурное единение людей, этносов, наций, которые признают русскую цивилизацию своей цивилизацией, а русский язык своим родным языком, независимо от их этнического, расового, религиозного происхождения. Отрицать принадлежность Беларуси к общерусскому миру – значит отрицать белорусскую историю», – находим у автора (стр. 191). И далее: «Белорус, как и великорос, и украинец, по своей теоретической и практической жизни является русским человеком, а Белоруссия, как Россия и Украина, составляют часть единой общерусской цивилизации» (стр. 195). С этим бесспорным утверждением трудно не согласиться.

Рубрика:
Тема:

Также по теме

Новые публикации

         «Здесь ничего другого между людьми, кроме любви, нет», – так про международный фольклорный фестиваль «Покровские колокола», который только что отзвенел-отыграл на вильнюсских сценах, сказал один из его участников. Любви к своему делу, к народной песне, к тем, кого считаешь единомышленниками.  
Первым русским, с которым встретился Жошуа Браганса, был механик цирка. Жошуа вырос в небольшом городке штата Рио-де-Жанейро, в котором практически все друг друга знали. Русского звали Николай, и он выделялся своей образованностью: хорошо разбирался в музыке, литературе. Николай рассказывал о том, какая в России зима, о красоте её природы. От этих рассказов веяло сказкой – так воспринимают дети повествование о путешествии в дальние страны. Возможно уже тогда рождалось в душе мальчика предчувствие, что вся последующая его жизнь будет связана с Россией.
Среди греческих актёров и режиссёров наберётся не больше десятка выпускников российского ГИТИСа. А вот кандидатов искусствоведения, защитивших кандидатскую диссертацию в ГИТИСе, и вовсе пока не было. И первой станет театральный режиссёр Вася Велтсиста, которой в декабре предстоит защита диссертации. Интерес к русскому театру и горячая мечта стать театральным режиссёром привели её после получения диплома инженера-механика и работы главным инженером в афинском метро в Москву и в театральный институт.
Учась в России, где прошла значительная часть моей молодости, часто бывая в России, тем не менее, каждый раз не перестаю восхищаться, когда открываю для себя ещё один город, соприкасаюсь с богатым культурным и славным историческим наследием страны, ставшей для меня Большой Родиной. И вот мне снова повезло – меня пригласили принять участие в работе XIII Ассамблеи Русского мира, на этот раз в Ярославле – в одной из древних столиц исторической Руси.
Максим Кравчинский – известный не только в русскоязычной Канаде писатель и журналист. Он один из немногих русских, кто не просто работает по специальности, но занимается своим любимым делом – русским шансоном и эмигрантской литературой. Он также восстанавливает страницы из жизни ключевых персонажей в истории русской эмиграции по всему свету.
Накануне состоялось заседание президентского Совета по русскому языку, на котором обсуждались вопросы поддержки изучения и популяризации русского языка. На заседании Владимир Путин сделал ряд важных заявлений – о русском языке как гаранте суверенитета российской нации, наборе на программы по русскому языку в вузы, издании единого корпуса словарей и многом другом.
В рамках XIII Ассамблеи Русского мира состоялся круглый стол на тему «Учим русский язык – понимаем Россию». В нём приняли участие ведущие эксперты, учёные и преподаватели русского языка из Армении, Испании, Эстонии, Болгарии, Словении, Швеции, Норвегии и Канады. Ведущим круглого стола стал заместитель председателя правления фонда «Русский мир», ректор Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Сергей Богданов.
В Ярославле состоялся круглый стол «Историческая правда и память поколений». Его участники обсуждали, как на деле противодействовать попыткам фальсификации истории Второй мировой войны. Один из главных выводов дискуссии: факты, которые можно предъявить в защиту своей точки зрения, имеются в изобилии. Однако простой убеждённости в собственной правоте недостаточно – нужно учиться эффективно отстаивать её на международных площадках и координировать усилия.