RUS
EN
 / Главная / Публикации / Русская деревня в Потсдаме: памятник дружбы прусского короля и русского императора

Русская деревня в Потсдаме: памятник дружбы прусского короля и русского императора

Светлана Сметанина01.10.2019

В одном из районов Потсдама сохранился удивительный уголок русской истории – русская деревня Александровка. А рядом на горе стоит церковь Александра Невского – старейший сохранившийся православный храм Германии. История появления этой деревни – это в первую очередь история дружбы двух высочайших особ – короля Пруссии Фридриха Вильгельма III и российского царя Александра I. О том, как появился этот необычный памятник и как он сохраняется сегодня, «Русскому миру» рассказал историк и культуролог Андрей Чернодаров.

– Как эта история появилась в вашей жизни? Почему возник интерес?

– Ещё в середине 90-х годов, когда я приехал первый раз в Потсдам, я увидел дома, похожие на русские, прогулялся по этому району и начал интересоваться историей. А потом через несколько лет появилась возможность принять участие в одном частном проекте – я был директором музея Александровки (мы её называем АлександрОвка – так здесь принято ставить ударение). И тогда я плотно занимался историей возникновения этой деревни и в целом историей прусско-русских отношений в начале XIX века. А в 2013 году в Берлине состоялась большая выставка, организованная мною, которая была посвящена совместному русско-прусскому походу против Наполеона. Логичным апогеем завершения этой славной страницы отношений России и Пруссии стало появление памятника дружбе и совместной победе – деревни Александровка по указу прусского короля Вильгельма III в 1826 году.

Александровка. Русские солдаты в прусской армии

– А кто стал первыми жителями этой деревни?

– Надо сразу сказать, что существует несколько неправильных легенд, которые путают историю Александровки с «большими солдатами» Петра Первого, которых он подарил прусскому королю лет за сто до того, как появилась наша деревня-памятник. Александровка строилась как памятник совместной победе над Наполеоном, поскольку победу одержала объединённая русско-прусская армия под единым командованием. Когда внезапно в декабре 1825-го Александр I умер, Вильгельм III воспринял это как личную трагедию. В Пруссии был объявлен трёхдневный траур. Близкие придворные боялись, что король впадёт в депрессию и с ним нельзя будет общаться несколько недель, а может даже и месяцев.

Но этого не произошло, поскольку Вильгельму пришла великолепная идея построить необычный памятник. А сама идея была навеяна впечатлением от поездки в Россию в 1818 году после бракосочетания старшей дочери Вильгельма III и будущего императора Николая I. В то время недалеко от Петербурга, под Павловском, было поселение под названием Глазово, построенное по проекту Карла Ивановича Росси. Оно появилось на волне возрождения интереса к национальной архитектуре после победы над Наполеоном и освобождения Европы. Росси изучал русскую архитектуру и создал несколько типовых проектов изб. К сожалению, потом эта деревня была разрушена. Но если сейчас вы подлетаете к Петербургу с северной стороны, то в районе Павловска можно увидеть необычную дорогу, которая идёт по окружности, прочерченной словно по циркулю. Вот на этом месте и находилось Глазово.

Вильгельм III взял с собой в Потсдам чертежи и проекты Росси. Для него строительство русской деревни было связано и с воспоминаниями о любимой жене Луизе, которая также очень рано ушла из жизни. А при её жизни было много тёплых встреч семьи прусского короля с русским императором. И после одной из таких встреч в 1805 в Берлине появилась площадь Александерплац.

Луиза очень восхищалась Александром I – над этим шутило пол-Европы. Есть целая серия английских карикатур по поводу того, что Луиза «неровно дышит» к русскому царю. Это, конечно, не имеет под собой исторической почвы. Есть письмо Луизы к своему супругу, в котором она пишет, что с таким умным монархом, как русский император, необходимо поддерживать дружеские отношения.

Так что Вильгельм III скорбел сразу по двум близким людям. Сложную задачу строительства русской деревни получил Пётр-Йозеф Лене, королевский садовник. Но на самом деле он строил виллы, дворцы, планировал парки. Он был человеком довольно обширных дарований, который внёс огромный вклад в развитие прусской культуры в XIX веке. У него уже был опыт по строительству русской избы, которой Вильгельм III решил удивить дочь с русским зятем, когда они приехали к нему в гости. Сейчас это место в Берлине называется Никольское – в честь Николая I.

Тогда технология строительства изб из брёвен в Пруссии не была известна. Хотя недалеко, в Саксонии, были деревянные поселения лужицких сербов – славянской народности на востоке Германии, которая почти исчезла. Они строили бревенчатые дома, но, поскольку Саксония и Пруссия находились во враждебных отношениях, в Пруссии такой тип строительства был совершенно неизвестен.

И вот в 1819 году была построена изба-сюрприз в очень красивом месте на берегу реки Хавель. Это были охотничьи угодья. Вильгельм III придумал, что, когда дочь с зятем устанут охотиться, он выведет их на опушку, и они увидят там русскую избу. Вот такой был романтик.

Для Петра-Йозефа Лене это стало первым опытом строительства русской бревенчатой избы. Для строительства русской деревни ему дали военных строителей. Они должны были за год построить 14 домов. Александровку расположили возле небольшой горы, на которой построили чайную и часовню. Гора носит название Капелленберг. Таким образом, с горы, с балкона чайной, можно было наблюдать всю деревню, которая имела форму ипподрома, что должно было напоминать о военных походах. И в этот ипподром был вписан Андреевский крест, который образовывали формообразующие липовые аллеи. Эту высшую награду российской империи получил в том числе и прусский король, когда они в марте 1813 года вместе с Александром вошли в Париж. Причём Вильгельм III вошёл в Париж в русской униформе.

Фото 2. Александровка, вид сверху

Сейчас, к сожалению, с горы деревни не видно, поскольку в XX веке на горе вырос лес, которого раньше не было. Когда я был директором музея, у нас были хорошие отношения с мэром и была такая идея – прорубить просеку, чтобы от чайной была видна деревня. Но местные «зелёные» в парламенте были против.

В апреле 1827 года деревня была готова. Но полностью русскими избы сделать не получилось. Использовали местную технологию, при которой деревянный каркас заполняется камнем или глиняной массой – так называемые фахверк-дома, а уже потом на фасад были набиты распиленные пополам брёвна. Когда вы заходите в Александровку, то создаётся полное впечатление, что перед нами русские избы. Тем более, что орнаменты, взятые с чертежей Росси, придают деревне совершенно русский вид.

Русская резьба на избах в Александровке

А когда деревня была готова, вспомнили, что в прусской армии есть русские воины…

– А они откуда там появились?

– Дело в том, что в 1805 Александр I активно пытался убедить Пруссию прекратить свой военный нейтралитет и перейти в союз с Россией. Но тогда у него ничего не получилось. И после того, как Наполеон занял Берлин, Вильгельму III с семьёй пришлось бежать. Когда в 1806 году был подписан указ о капитуляции, Пруссия обязалась воевать на стороне Франции, и во время первых столкновений в Курляндии около пятисот русских солдат было взято в плен.

Впоследствии прусская армия перешла на сторону России, большинство пленных вернулось в Россию, но не все. Дело в том, что Вильгельм III очень любил русские песни и даже изучал русский язык. Особенно ему нравилось, когда в походах военные идут и поют русские песни. Ему пришла в голову необычная идея – организовать русский хор для прусской армии. Для этого он выбрал 62 солдата, которые умеют петь.

Когда была построена деревня, вспомнили о тех русских певцах. Их осталось к тому времени 13 человек. По решению короля только женатые люди могли получить избу с правом наследования старшим сыном, но без права частной собственности. То есть все мельчайшие вещи в домах – кружки, сковородки, мебель – принадлежали королю. Вся деревня была частной собственностью королевской семьи, а солдаты, поселившись с семьями в домах-памятниках, получили, так сказать, новое место службы, превратившись в одночасье в крестьян.

В деревне было построено три типа домов – для «обычных» солдат, унтер-офицеров и ещё для фельдфебеля, которые надзирал за всеми. То есть для этих людей это было как бы продолжением службы в армии.

Они должны были следить за садом. Если вы попадёте в мае в Александровку, то ощутите необыкновенный запах цветущих фруктовых деревьев. Там сохранилось около 150 старинных сортов слив, яблок, груш и даже айвы.

– Как долго просуществовала деревня?

– Дома существуют до сих пор. А вот судьба первых поселенцев и их детей разнообразна и даже трагична. Люди они все были уже немолодые, жёны у них были не из России: кто-то нашёл супругу в Париже, многие женились в Пруссии. Спустя два года после строительства деревни умер один из поселенцев. Поскольку у него не оказалось ни одного сына среди многочисленных детей, то его несчастную вдову вместе с дочерьми просто выселили – ей дали 50 талеров подъёмных, и всё. Это была очень трагичная судьба.

Но всё-таки некоторым потомкам удалось дожить в этих домах до нашего времени. Сейчас там остался единственный потомок первых поселенцев – Иоахим Григорьев, и он действительно последний, поскольку у него нет детей. Получается, что его предки прожили в этом доме 200 лет.

Иоахим Григорьев у своего дома

– А в остальных домах кто живёт?

– Во время Второй мировой войны, когда советские солдаты вошли в Германию, в этой деревне располагалась комендатура. Благодаря этому деревню не бомбили, и она сохранилась. Но когда рухнула Берлинская стена, то после объединения Потсдам не имел никаких средств для сохранения этой деревни. Ещё при ГДР были планы снести её, а на этом месте построить комплекс гостиниц. К счастью, жители Потсдама тогда вступились за Александровку. После объединения тогдашнему мэру пришла в голову идея продать эти дома в частные руки. Так и было сделано. Теперь это частная собственность. Но сам комплекс вместе с фруктовым садом находится под охраной ЮНЕСКО. Дома были реставрированы и снова ожили. Правда, реставрация на домах сказалась по-разному – на одних более удачно, на других менее.

Иоахим Григорьев живёт в доме, который ему юридически не принадлежит. После объединения этот дом купило банковское акционерное общество, предоставившее ему право жить в доме до конца его дней. Его жена в прошлом году умерла, и теперь он живёт один.

Русская церковь в Потсдаме. Историческая гравюра

Сейчас в этом комплексе проходят экскурсии, там есть действующая церковь и небольшая часть оставшегося музея, который мы создавали в 2008-2009 годах. Есть возможность войти в один дом и посмотреть, как он выглядел изначально. Город ухаживает за садом – есть специальная служба. Это культурное достояние. В церкви Александра Невского на горе регулярно по воскресеньям проходят службы. Сейчас это старейшая дошедшая до нас русская православная церковь на территории Германии. Были и более ранние церкви, но они не сохранились.

Сегодня Александровка – это гордость Потсдама, который всё больше это осознаёт. Здесь проходят маршруты экскурсий, всегда приходит много любознательных людей.

Фотографии предоставлены Андреем Чернодаровым

Также по теме

Новые публикации

До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.
В конце ноября Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Такое решение, уверен председатель правления фонда «Русский мир», глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов, противоречит нормам Евросоюза, приведёт к ухудшению качества образования русскоязычных детей и обострению межнациональных конфликтов.
В преддверии зимних холодов поговорим о тёплой одежде. Да не осудят нас гринписовцы, начнём с мехов, ибо без них в России в морозы не прожить. Самой распространённой на Руси зимней одеждой был, пожалуй, тулуп из овчины – длиннополая, мехом внутрь шуба с большим воротником.
Если вы до сих пор думаете, что русский стиль – это нечто из бабушкиного сундука, значит, вам срочно пора на выставку «Трын*трава» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства. 18 российских дизайнеров объединили свои усилия, чтобы доказать: русский стиль – это актуально, практично и просто красиво.
В Финляндии есть место, где рассказывают об истории России ежедневно на 15 языках без перерыва на обед. Крепость Свеаборг (финское название – Суоменлинна), ныне входящая в городскую черту Хельсинки, была основана в XVIII веке Швецией, завоёвана и реконструирована  Россией, владевшей крепостью более ста лет, и перешла к Финляндии в 1917 году с обретением страной независимости.