RUS
EN
 / Главная / Публикации / Соотечественники хранят память о русских солдатах во Франции

Соотечественники хранят память о русских солдатах во Франции

Светлана Сметанина30.10.2019

Участник XIII Ассамблеи Русского мира, президент ассоциации Memoire Russe” Сергей Дыбов 20 лет назад переехал во Францию, где неожиданно для себя стал специалистом по русской истории. Сегодня у него вышло уже несколько книг, посвящённых походу русских войск на север Франции в 1814 году и истории авиаполка «Нормандия – Неман». А теперь он хочет раскопать забытые истории участия французов в партизанском движении в Советском Союзе в годы Великой Отечественной.

– Вы возглавляете ассоциацию “Memoire Russe” («Русская память») во Франции, которая занимается сохранением памяти о российских гражданах, погибших во Франции. Что послужило отправной точкой для создания такой организации?

– Отправной точкой послужила ситуация в 2015 году с русским воинским захоронением в Гренобле. Там во время ремонта изменили надпись и исчезли слова о русских солдатах. Но и до этого мы составляли списки похороненных во Франции советских и российских солдат и видели, в каком состоянии находятся памятники. В общем, надоело жаловаться и стонать, поэтому мы решили создать такую ассоциацию и сделать то, что в наших силах, чтобы исправить ситуацию. Мы – это небольшая группа единомышленников, которые интересуются этой темой.

Члены ассоциации "Memoire Russe" на братской могиле советских солдат, погибших и похороненных в городе Фукье-ле-Ланс, департамент Па-де-Кале. Фото: страница ассоциации "Memoire Russe" в «Фейсбуке»

– Все советские захоронения находились в плачевном состоянии? Что конкретно ваша ассоциация делает?

– Не все, конечно, но многие. Мы составили списки захороненных во Франции наших соотечественников – из тех, кого мы примерно знаем, где они похоронены и в каком состоянии их захоронения. Сейчас восстанавливаем братскую могилу советских воинов в департаменте Па-де-Кале – она пришла в запустение и почти рассыпалась. Закончили восстановление могилы пилота Первой мировой войны Павла Радеева, которая тоже пришла в упадок за эти годы.

Существует разница между захоронениями – некоторые имеют воинский статус, а другие – лишь гражданский. И если воинскими ещё как-то занимаются, то гражданскими – практически никто.


– Где вы находите информацию об этих захоронениях – в архивах?

– Это всё началось довольно давно – лет 20 назад. Я оказался во Франции и впервые узнал, что здесь было много русских воинов во время Первой мировой войны – Русский корпус стоял. Потом узнал, что советские солдаты были и в плену, и среди партизан. Сначала ездил недалеко – где можно было посмотреть захоронения, потом подальше.

Потом этой информации стало очень много, и я начал её систематизировать. Многое надо было искать по архивам, а это, к сожалению, занимает очень много времени, до всего руки не доходят. К тому же иногда очень сильно различается то, что написано на самой могиле и что написано в документах. Всё это приходится сопоставлять.

– Но вы же интересуетесь не только Первой и Второй мировыми войнами, но идёте глубже в историю – во времена войны 1812 года, когда русские казаки приходили во Францию?

– Я с неё и начинал. Просто потом, когда я столкнулся с историей Первой и Второй мировых войн, меня это больше стало интересовать. К тому же ещё были живы люди, которые могли это помнить – можно было с ними поговорить и узнать какие-то подробности.

Читайте также: «Они нас спасут!» Русский экспедиционный корпус во Франции

Недавно мне сообщили о могиле капитана русской армии, который погиб при взятии Парижа во время войны с Наполеоном. Собираюсь туда съездить и посмотреть, в каком она состоянии. Нам известно несколько братских захоронений солдат русской армии того времени, даже списки есть, кто похоронен. Но в одном месте можно что-то сделать, а другом уже ничего не сделаешь, потому что там сельскохозяйственное поле. Конечно, можно было бы поставить маленький памятник, но мы небольшая ассоциация, наши возможности ограничены.

Сергей Дыбов. Фото с личной страницы в «Фейсбуке»

– Все работы проводите за свой счёт? Кто-то вам помогает?

– Помощь, конечно, нужна, среди нас миллионеров нет. Да, люди нам помогают – кто сколько может, но это сложный вопрос. Недавно нам помог Московский центр международного сотрудничества при правительстве Москвы.

– В прошлом году вышла ваша книга о тех русских казаках, которые сражались на севере Франции – в Болони-сюр-Мер, где вы живёте. Вы случайно узнали об этом факте?

– Да, я тогда работал в компании, которая занималась добычей декоративного камня. У них был большой карьер, откуда этот камень потом поставляли по всему миру. Например, в Москве им облицована гостиница «Космос». Мне принесли книжку об истории этого карьера, и там была глава, посвящённая 1814 году. Меня поразила следующая фраза: такого-то числа город был взят русскими казаками. Мне было не совсем понятно, как они попали на север Франции. Когда говорится о взятии Парижа, упоминается, что русская армия шла по центру Европы – через Реймс на Париж. А как их занесло в другую сторону? Это очень сильно удивило, и я несколько лет разбирал этот вопрос. В конце концов на эту тему у меня вышла большая книга «От Бородино до Британских морей. Русские летучие отряды».

Обложка книги С. Дыбова «От Бородино до Британских морей. Русские летучие отряды». Фото: borodino.ru

– Вы даже раскопали историю персонажа, который стал прототипом барона Мюнхгаузена.

– Да, заместитель командира этого полка. Это был сборный отряд, который состоял из немецких гусар и казаков под командованием русского офицера немецкого происхождения. Там потрясающие биографии. Сам командир начинал в австрийской армии под командованием Суворова, потом воевал с турками в русской армии в Румынии. Потом был адъютантом Милорадовича, затем оказался спасителем Веймара – Гёте посвящал ему стихи.

Его заместитель – фигура такого же рода. Он был гражданским лицом, но в силу исторических событий стал военным – офицером русской армии. Участвовал в военных походах, потом занимался ландшафтным садоводством – посадил несколько парков, два из которых сохранились до сих пор. Вот он и послужил прототипом одного из романов про барона Мюнхгаузена.

– На основе раскопанных вами историй можно приключенческие романы писать – не хуже, чем у Дюма!

– Я потому так долго и работал над этой историей, что не знал, как всё это изложить и втиснуть в одну книжку. Там только про приключения командира отряда можно пять романов написать – настолько они яркие и невероятные, причём происходили в разных частях Европы.

– А во Франции эти события, наверное, вообще уже забыты?

– В современной Франции на официальном уровне Наполеон считается фигурой не очень положительной, и события, связанные с наполеоновской историей, официально никак не отмечаются. Даже в школьных учебниках их сократили до самого минимума. Отчасти там гордиться действительно особо нечем – Наполеон всё проиграл и оказался на острове в океане.

В то же время в обществе существует протест против такого отношения к Наполеону. Существует множество исторических клубов реконструкторов, которые проводят свои мероприятия, выходят книги.

Дети соотечественников повязывают ленточки на могилы советских солдат, погибших во Франции - мемориал Обурден. Фото: страница ассоциации "Memoire Russe" в «Фейсбуке»

– Вы также занимаетесь историей авиационного полка «Нормандия – Неман». И тоже написали о нём книгу?

– Да, можно сказать, случайно получилось – был период, когда было много свободного времени. Меня попросили написать книгу, что я и сделал. Тогда ещё около двадцати пилотов были живы, и у меня была возможность с ними пообщаться. Я проработал архивы – практически всё, что нашёл во Франции. Эта книга два раза издавалась в Москве. 

– Во время XIII Ассамблеи Русского мира вы должны будете встретиться с одним из ветеранов, который имеет отношение к этому полку?

– Да, в Ярославле живёт один из ветеранов – во время войны он служил механиком в авиационном полку «Нормандия – Неман». Попал он туда практически после школы. Насколько я знаю, в России остались два или три человека, которые имели отношение к этому полку. А во Франции остался лишь один механик – ему сейчас 97 лет, надеемся, что доживёт хотя бы до ста.

Но кроме полка «Нормандия – Неман» были ещё и другие полки. Много интересного начинает всплывать и о тех французах, которые участвовали в партизанском движении в Советском Союзе. В основном это были те, кого призывали из Лотарингии – они не хотели служить и бежали из армии. Либо военнопленные, которые тоже бежали к партизанам и там воевали.

– То есть вы хотите сейчас ещё и эту страницу поднять?

– Получается, что о «Нормандии – Неман» знают все, а вот о том, что это был вовсе не единственный такой полк, уже немногие. А об участии французов в партизанском движении в СССР вообще мало кто знает.

– Почему же этим не занимаются французские историки?

– Каждый занимается тем, что ему интересно. К тому же, французы сталкиваются с языковым барьером, им надо куда-то ехать, сидеть в архивах. Это довольно сложно. О полке «Нормандия – Неман» у меня получилась книга, более насыщенная информацией, потому что я мог собирать материалы на двух языках.  

Также по теме

Новые публикации

Погода ненастная, время простудное, повсюду реклама лекарств от всевозможных болячек, и потому ипохондриков развелось великое множество. В литературе есть замечательный пример ипохондрика, обнаружившего у себя признаки всех заболеваний, о которых он прочитал в медицинском справочнике: герой романа «Трое в лодке, не считая собаки»…
17 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской наступательной операции советские войска освободили столицу Польши от немецко-фашистских захватчиков. Красной армии понадобилось несколько суток, чтобы изгнать гитлеровцев.
Как правильно говорить: «Белоруссия» или «Беларусь», «в Украине» или «на Украине»? Конечно, споры эти крайне политизированы, но мы обратимся к их лингвистической стороне. Быть может, знания из области истории языка помогут сторонникам радикальных точек зрения (с обеих сторон) системнее и глубже посмотреть на проблему.
Известный российский лингвист, инициатор создания и первый директор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина Виталий Григорьевич Костомаров недавно отметил 90-летие,но не оставляет свои научные исследования. Учёный рассказал «Русскому миру», почему русский продолжает оставаться одним из наиболее успешных языков мира и как советские вожди способствовали тому, что мы продолжаем говорить на языке, созданном Пушкиным и Карамзиным два века назад.
Россию и Ливан связывают партнёрские отношения вот уже 75 лет – с момента установления дипломатических отношений между нашими странами. Но эта связь началась гораздо раньше: более ста лет назад наши соотечественники приезжали в эти края, а некоторые из них описали их в художественных произведениях. Член Союза писателей Ливана Имадеддин Раеф решил восстановить эти произведения, которые сегодня имеют культурную и историческую ценность для Ливана.
Виктора Владимировича Виноградова без преувеличения можно назвать влиятельнейшей фигурой русской филологии. Будучи учеником таких авторитетных ученых, как А. А. Шахматов и Л. В. Щерба, В. В. Виноградов и сам со временем дал путёвку в жизнь многим выдающимся учёным-лингвистам.
Московский ансамбль народного танца «Гжель» встретил Новый год в Вероне и будет гастролировать по Италии почти до конца января. Часть декабря «Гжель» провела в Китае. Один из самых гастролирующих народных ансамблей России проводит по полгода и более за рубежом. И политические перипетии последних лет практически не сказались на гастрольном расписании ансамбля.
После новогодних праздников не все бодры и веселы. Многие выглядят осовевшими. Или осоловевшими? Попробуем разобраться, как же правильно. Для начала сравним симптомы. Если ваши коллеги замирают в оцепенении, смотрят в одну точку невидящими глазами, не реагируют на обращённую к ним речь, игнорируют вашу мимику и жестикуляцию, про них можно сказать, что они осовели. Представьте себе сову днём...