RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Спасибо, Константинополь!»: как сложилась судьба белоэмигрантов в Турции

«Спасибо, Константинополь!»: как сложилась судьба белоэмигрантов в Турции

Светлана Сметанина26.11.2019

О жизни белоэмигрантов в Турции долгое время было известно очень мало. Хотя именно Константинополь стал главной перевалочной базой для сотен тысяч беженцев из России после Октябрьской революции и Гражданской войны. Возможно, это пробел очень долго так и не был бы восполнен, если бы не подвижнический труд нашей соотечественницы Марины Сигирджи. На днях в Доме русского зарубежья она представила свою книгу «Спасибо, Константинополь! По следам белоэмигрантов в Турции».

Марина Сигирджи десять лет назад переехала в Турцию, где стала интересоваться историей этой страны. И этот интерес очень быстро привёл её к трагическим страницам истории собственной родины – России. «Встретив старое название Галлиполи, сразу вспомнила такой исторический факт – галлиполийское сидение. Стала читать про это место, и возникло желание туда поехать. Это 400 км от Стамбула. Таких поездок было несколько», – рассказала автор на презентации книги.

М. Сигирджи. «Спасибо, Константинополь! По следам белоэмигрантов в Турции»

По её словам, настоящие очерки – это попытка взглянуть на события столетней давности через призму судеб отдельных людей – эмигрантов и их потомков, тех, кто оказался в Турции и остался там навсегда. Книга начинается с того момента, когда в 1920 году Константинополь наполнился большим количеством русских эмигрантов. И охватывает весь период жизни оставшихся в Турции людей на протяжении всего XX века.

Как известно, Константинополь (он был переименован в Стамбул в марте 1930 года) стал главной перевалочной базой для белоэмигрантов и беженцев из большевистской России в результате массовой эвакуации из нескольких черноморских портов. Это Одесса – апрель 1919, январь-февраль 1920 года – Новороссийск. Самая большая эвакуация была организована из Крыма в ноябре 1920 года. И после падения меньшевистского режима в Грузии из Батума – в апреле 1921 года.

М. Сигирджи представляет свою книгу

Книга содержит следующие разделы: историческая справка, Галлиполи и Чаталджа, эмигранты на Принцевых островах, Афонские подворья с домовыми церквями в квартале Каракёй, благотворительное общество «Фукарапервер», культурная жизнь белоэмигрантов в Константинополе, главная улица Стамбула Гран-Рю-де-Пера, русские рестораны, первые пляжи, затерянные судьбы – непридуманные истории, некрополи в Стамбуле и на Принцевых островах.

Турецкий транзит

Отправившись в своё путешествие по историческим местам, связанным с исходом Белой армии, Марина Сигирджи нашла долину, в которой в течение года стоял лагерем Первый армейский корпус Белой армии. «Захотелось просто походить по этой долине, ощутить на себе порыва ветра «голого поля», как они называли Галлиполи. Действительно, было очень холодно. Я первый раз приехала в начале октября, и у меня всё время была одна мысль – как они жили в землянках?», – поделилась она своими ощущениями.

Галлиполи, парад в лагерях. Фото: ru.wikipedia.org

Удивительно, но и спустя почти век лет там всё осталось по-прежнему – небольшая горная речушка, пересыхающая летом, заросли ежевики и много змей. Как будто бы и не было этих ста лет. В соседнем городке автор книги нашла места, непосредственно связанные с русскими эмигрантами. Там также сохранились дома, где жили эмигранты, и там до сих пор живут люди.

Потом Марина Сигирджи посетила Чаталджу, которая находится в 70 км от Стамбула, где в своё время было четыре лагеря казаков. И в каждом из этих мест ей обязательно встречались «чёрные копатели», ищущие, чем поживиться в этих местах. А один из этих копателей даже показал исследовательнице, где находилось русское кладбище, о существовании которого он помнил с детства, потому что там находились железные кресты. Теперь этих крестов нет – их растащили местные жители на свои нужды. Там же была и ферма, где тоже жили беженцы, выращивая овощи. Была ещё и построенная ими церковь. Сейчас там ничего не осталось – просто засеянное поле.

Основная часть русских беглецов оседала в Константинополе, но и там старалась долго не задерживаться. В своей книге Сигирджи приводит данные Главного справочного бюро Стамбула, показывающие, как менялась численность белоэмигрантов. На конец 1920 года в турецкой столице насчитывалось 200 тысяч русских имён. К марту 1922 года уже осталось около 35 тысяч человек, в сентябре 1922 – 18 тысяч. К началу 1926 в городе и его окрестностях осталось около 10 тысяч русских эмигрантов, а к концу 1930 – не более 2 – 3 тысяч человек.

«После последнего и самого большого греческого погрома 1955 года очень много беженцев уехало в другие страны. Я сейчас работаю с письмами эмигрантов и в одном из них встретила такую фразу: “после греческого погрома мы поняли, что больше здесь никому не нужны. Мы готовим документы на отъезд из этой страны”», – рассказала исследователь.

Обитатели Гран-Рю-де-Пера

Тем не менее, оставшаяся совсем небольшая часть белоэмигрантов сумела сохранить и свою культуру, и веру, и язык. В своей книге автор приводит множество русских имён, внёсших свой вклад в культуру и искусство Турции середины XX века. Среди тех, кто занимался балетом, была Лидия Арзуманова – она создала первые балетные курсы в Константинополе. Елена Гордиенко принимала активное участие в создании первой государственной балетной школы. Эта школа вначале находилась в Стамбуле, а потом переехала в Анкару.

Среди художников выделялся Николай Калмыков – портретист, пейзажист, иконописец. Во многих кинотеатрах в Стамбуле сохранились его росписи на стенах, а также в оперном театре.

Константинополь, Гран-Рю-де-Пера. Фото: lcivelekoglu.blogspot.com

Большинство русских эмигрантов селились в те годы на главной улице Стамбула – Гран-Рю-де-Пера. Ещё с византийских времён там селились иностранцы. А позднее появились и иностранные дипмиссии. В 20-е годы там практически в каждом здании были русские заведения. Предприимчивые русские люди, объединяясь по несколько человек, открывали кафе, рестораны, кабаре, ателье, книжные, продовольственные магазины.

Там же находится знаменитый «Цветочный пассаж», который получил своё название также благодаря русским эмигрантам. Оказывается, русские барышни торговали цветами на этой улице. А от навязчивых турецких кавалеров они прятались в пассаже. И позже там же появились цветочные лавки. Также русские сбывали в пассаже оставшиеся драгоценности и золото.

На этой же улице располагалось знаменитое кабаре «Чёрная роза», открытое турецким предпринимателем специально для Александра Вертинского. А ещё было несколько русских ресторанов, которые проработали очень долго. Это кондитерская «Петроград», знаменитый ресторан «Карпич», который впоследствии переехал в Анкару по просьбе первого турецкого президента Кемаля Ататюрка. А вот ресторан «Режанс» работает до сих пор и продолжает традиции, начатые их основателями. Он стал символом не только русского Стамбула, а вообще – Стамбула. И когда турки захотели открыть на этом месте свой ресторан и ненадолго закрыли «Режанс», вся стамбульская общественность поднялась в защиту культового заведения. Интересно, что очень многое в оформлении ресторана осталось с тех времён – люстры, деревянные панели, зеркала на барной стойке. А в меню до сих пор есть русские блюда. Нынешний хозяин, не будучи русским, старается продолжать исторические традиции и даже выучил несколько фраз на русском языке.

Объединяющим началом для русской эмиграции, конечно же, были церкви. В Константинополе были три русских храма Афонского подворья. Причём все они находились на верхних этажах трёх- и пятиэтажных зданий. Это подворье св. Андрея Первозванного, св. Илии и св. Пантелеймона. Именно здесь белоэмигранты меньше всего чувствовали себя оторванными от родины.

В 1954 году при этих подворьях было открыто благотворительное общество помощи русским бедным «Фукарапервер». Его открыл Александр Насонов, который внёс очень большую по тем временам сумму – 40 тысяч турецких лир. Его изображение есть в греческой часовенке на самом большом греческом кладбище, где хоронили русских.

«Это общество не только помогало деньгами, помогало находить жильё, но и организовывало русские балы и детские ёлки. Эти мероприятия также приносили деньги, потому что на них любили приходить иностранцы. Им очень нравилось, как русские умеют веселиться», – рассказала Марина Сигирджи.

Кстати, именно русские открыли для местных жителей такое развлечение, как посещение пляжа. Как рассказала автор книги, до приезда русских в Турции не существовало понятия «пляж» и «пляжный отдых». Но русские не могли в таком жарком климате обходиться без воды и стали организовывать пляжи. А в местных журналах стали появляться карикатуры: турок спит и видит во сне полуголых женщин на пляже.

Русские «чужаки»

Конечно, все эти детали и подробности Марина Сигирджи могла узнать только от потомков самих эмигрантов. Но установить контакт оказалось не так-то просто – они оказались очень закрытыми людьми. И это можно понять: люди не только потеряли свою родину, но и в Турции оставались «чужаками» – там их так и называли.

Но всё же Марине Сигирджи удалось разговорить тех немногих потомков белоэмигрантов, которые дожили до наших дней. Очень много интересной информации она узнала от основательницы балетной школы Елены Гордиенко. Также своими воспоминаниями с ней поделились Роксана Умарова, Лариса Тимченко – внучка известного сочинского судовладельца и дочь белого офицера, Вера Гилберт – ни много ни мало внучка звезды немого кино Веры Холодной. Как отмечает автор книги, все они говорили на прекрасном русском языке. И при этом каждый знал по несколько иностранных языков.

Презентация М. Сигирджи

Что удивительно, в процессе исследования автору удалось обнаружить имена русских эмигрантов, о которых их родственники в России вообще ничего не знают. И таким образом даже удалось соединить семьи. Как, например, семью потомков почётного гражданина Екатеринбурга доктора Красовского. Один из его младших сыновей остался в России, стал математиком. А старший сын эмигрировал в Константинополь. Из СМИ родственники в Екатеринбурге узнали о готовящейся к изданию книге и связались с Мариной Сигирджи, а она помогла им связаться с родственниками в Стамбуле. Вот так эта семья воссоединилась через сто лет. 

Также по теме

Новые публикации

До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.
В конце ноября Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Такое решение, уверен председатель правления фонда «Русский мир», глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов, противоречит нормам Евросоюза, приведёт к ухудшению качества образования русскоязычных детей и обострению межнациональных конфликтов.
В преддверии зимних холодов поговорим о тёплой одежде. Да не осудят нас гринписовцы, начнём с мехов, ибо без них в России в морозы не прожить. Самой распространённой на Руси зимней одеждой был, пожалуй, тулуп из овчины – длиннополая, мехом внутрь шуба с большим воротником.
Если вы до сих пор думаете, что русский стиль – это нечто из бабушкиного сундука, значит, вам срочно пора на выставку «Трын*трава» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства. 18 российских дизайнеров объединили свои усилия, чтобы доказать: русский стиль – это актуально, практично и просто красиво.
В Финляндии есть место, где рассказывают об истории России ежедневно на 15 языках без перерыва на обед. Крепость Свеаборг (финское название – Суоменлинна), ныне входящая в городскую черту Хельсинки, была основана в XVIII веке Швецией, завоёвана и реконструирована  Россией, владевшей крепостью более ста лет, и перешла к Финляндии в 1917 году с обретением страной независимости.