RUS
EN
 / Главная / Публикации / Ждем ли мы перемен

Ждем ли мы перемен

23.01.2008

«Бывает так, что нечего сказать. Действительность бескрыла и помята» - эта строка из песни Гребенщикова «Ангел всенародного похмелья» - на самом деле достаточно точно отражает состояние новостной ленты во второй половине января.

Всеобщее информационное похмелье после новогодних праздников начинает ощущаться в тот странный промежуток, когда все, связанное с праздниками и подведением итогов старого года, уже давно проговорено, а новая повестка дня только формируется.

К тому же начало формирования этой повестки сопровождается новостями, например, о том, что американская экономика недужит, и плохо от этого рано или поздно будет всем – хотя никто не знает, когда и насколько плохо. Такие новости – тупая боль, бьющая в висок и не сулящая ничего, кроме смутной тревоги и неопределенности будущего. Но иногда к этой боли и тревоге стоит прислушаться.

Ведь никто действительно не представляет, чего ожидать от происходящего в стране и мире. Причем, кажется, все ожидают каких-то изменений. Президентские выборы в США -  неважно, кто победит, но что-то должно поменяться, потому что «так как сейчас» быть не может. Президентские выборы в России – тут как раз важно, кто победит и, кажется, мы все знаем, кто. Но потом ведь все равно что-то изменится – просто потому, что «точно так же как сейчас» с новым президентом не получится. Все обсуждают проблему Косово – потому что там все тоже должно поменяться, никто не знает, к чему это приведет. Все знают, что в одной из главных проблемных точек Европы в ближайшее время должны произойти малопредсказуемые перемены. И в Ираке они тоже должны произойти – потому что скоро президентские выборы в США, потому что дальше так продолжаться не может. Какие именно перемены? Никто не может сказать точно. Что будет в Пакистане? Никто не может дать точных прогнозов, но важных и не слишком радующих всех изменений ожидают все. Должны ли произойти перемены в Закавказье? Конечно, должны – потому что прошли президентские выборы в Грузии, скоро президентские выборы в России, ну и вообще - не может же все так и дальше продолжаться. Какие именно перемены? Сложно сказать, но что-нибудь обязательно изменится.

Цена на нефть? И здесь все сулят перемены. Кто-то предсказывал значительный рост. Теперь чаще говорят о заметном падении. Но перемены обязательно будут. И, насколько можно понять, ни к чему особо хорошему не приведут.

Это, разумеется, не внешнеполитический анализ с обзором рынков. Это - картина мира на информационных лентах и в газетных статьях. Никто ничего не знает. Все чего-то ждут. И явно не Деда Мороза с мешком подарков для всех, кто хорошо себя вел в прошлом году.

Вызвана ли такая картина ежегодными и сезонными процессами (праздники закончились, а все новое в этом году только начинается),  или чем-то, реально происходящим в мире? Этим вопросом можно продолжить ряд прочих, не имеющих пока определенного ответа. Но все же можно отметить, что в этом году слова «неопределенный», «пока неизвестно», «ожидания» и «непредсказуемые последствия» звучат чаще обычного. Над этим не мешает задуматься. Попробуем представить себе, например, как мир выглядел перед тем, как вступил в последнюю, по-настоящему великую эпоху перемен. Например, начало 1985 года. Иран и Ирак – затяжная война, что будет дальше – неизвестно, но, разумнее предположить, что ничего не изменится. Ливан – все безнадежно, вряд ли нужно ожидать скорых перемен. Афганистан - все безнадежно, края войны не видно. Никарагуа и пресловутый Гондурас– без перемен. Советский Союз – сначала Брежнев, потом Андропов, теперь Черненко – ждать нечего, ничего не изменится. Цены на нефть – тоже ничего интересного. Как можно видеть, изменения начались тогда, когда, если судить по газетам, их ничто не предвещало. Можно, впрочем, привести и другой пример: конец 1960-х. Шестидневная война. Парижские молодежные бунты. Война во Вьетнаме. Хиппи. Вудсток. «Пражская весна». То, что мир вступает в период фундаментальных перемен, казалось чем-то само собой разумеющимся. Писали об этом тоже все. И что? И в общем-то, ничего.

Это в большей степени заставляет говорить о том, насколько велика цена в современном мире журналистским прогнозам и мнениям экспертов. И вообще о том, какую роль выполняют в современном мире СМИ.

Впрочем, это слишком серьезная тема. Пока следует отметить одно. В этом году совершенно неожиданно все заговорили о чем-то неясном и неопределенном, что ожидает нас впереди. Ожидает, в том числе, и Россию. Весьма популярная еще не так давно риторика: «Несмотря на явление «икс», наблюдающееся в стране «игрек», России ничего не угрожает» постепенно изымается из оборота. Складывающееся ощущение – привычное, но не слишком приятное – собственно, именно оно и составляло одну из главных причин дискомфорта, испытываемого российскими гражданами от просмотра новостей и чтения газет лет 10-15 назад. Насколько устойчивым будет это ощущение и как повлияет на нашу картину мира и восприятие действительности в ближайшее время – весьма интересный вопрос. Ответа на него пока нет.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

         «Здесь ничего другого между людьми, кроме любви, нет», – так про международный фольклорный фестиваль «Покровские колокола», который только что отзвенел-отыграл на вильнюсских сценах, сказал один из его участников. Любви к своему делу, к народной песне, к тем, кого считаешь единомышленниками.  
Первым русским, с которым встретился Жошуа Браганса, был механик цирка. Жошуа вырос в небольшом городке штата Рио-де-Жанейро, в котором практически все друг друга знали. Русского звали Николай, и он выделялся своей образованностью: хорошо разбирался в музыке, литературе. Николай рассказывал о том, какая в России зима, о красоте её природы. От этих рассказов веяло сказкой – так воспринимают дети повествование о путешествии в дальние страны. Возможно уже тогда рождалось в душе мальчика предчувствие, что вся последующая его жизнь будет связана с Россией.
Среди греческих актёров и режиссёров наберётся не больше десятка выпускников российского ГИТИСа. А вот кандидатов искусствоведения, защитивших кандидатскую диссертацию в ГИТИСе, и вовсе пока не было. И первой станет театральный режиссёр Вася Велтсиста, которой в декабре предстоит защита диссертации. Интерес к русскому театру и горячая мечта стать театральным режиссёром привели её после получения диплома инженера-механика и работы главным инженером в афинском метро в Москву и в театральный институт.
Учась в России, где прошла значительная часть моей молодости, часто бывая в России, тем не менее, каждый раз не перестаю восхищаться, когда открываю для себя ещё один город, соприкасаюсь с богатым культурным и славным историческим наследием страны, ставшей для меня Большой Родиной. И вот мне снова повезло – меня пригласили принять участие в работе XIII Ассамблеи Русского мира, на этот раз в Ярославле – в одной из древних столиц исторической Руси.
Максим Кравчинский – известный не только в русскоязычной Канаде писатель и журналист. Он один из немногих русских, кто не просто работает по специальности, но занимается своим любимым делом – русским шансоном и эмигрантской литературой. Он также восстанавливает страницы из жизни ключевых персонажей в истории русской эмиграции по всему свету.
Накануне состоялось заседание президентского Совета по русскому языку, на котором обсуждались вопросы поддержки изучения и популяризации русского языка. На заседании Владимир Путин сделал ряд важных заявлений – о русском языке как гаранте суверенитета российской нации, наборе на программы по русскому языку в вузы, издании единого корпуса словарей и многом другом.
В рамках XIII Ассамблеи Русского мира состоялся круглый стол на тему «Учим русский язык – понимаем Россию». В нём приняли участие ведущие эксперты, учёные и преподаватели русского языка из Армении, Испании, Эстонии, Болгарии, Словении, Швеции, Норвегии и Канады. Ведущим круглого стола стал заместитель председателя правления фонда «Русский мир», ректор Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Сергей Богданов.
В Ярославле состоялся круглый стол «Историческая правда и память поколений». Его участники обсуждали, как на деле противодействовать попыткам фальсификации истории Второй мировой войны. Один из главных выводов дискуссии: факты, которые можно предъявить в защиту своей точки зрения, имеются в изобилии. Однако простой убеждённости в собственной правоте недостаточно – нужно учиться эффективно отстаивать её на международных площадках и координировать усилия.